Роль монархии в Англии. Право собственности и обязательственного права во Франции

Рефераты по историческим личностям » Роль монархии в Англии. Право собственности и обязательственного права во Франции

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

(ЧИТ ГУ)

Кафедра Теории государства и права

Вариант 6

Тема:

Роль монархии в Англии. Право собственности и обязательственного права во Франции

Чита

2011


Содержание

 

1. Сословно-представительная монархия в Англии. Великая хартия вольностей 1215г

2. Характеристика права собственности и обязательственного права по Гражданскому кодексу Франции 1804г

Список использованной литературы


1. Сословно-представительная монархия в Англии. Великая хартия вольностей 1215г.

В ряде стран возникновение сословно-представительных учреждений не было связано с какими-либо значительными политическими потрясениями. Королевская власть по собственной инициативе обращалась к сословному представительству. В Англии где весьма рано укрепилась королевская власть лишившая феодальную знать ее политической самостоятельности сословно-представительная система сложилась в результате острой борьбы феодалов с королем и ознаменовала политическую победу сословий над монархией.

Одной из предпосылок возникновения сословно-представительной монархии было оформление феодальных сословий. В Англии процесс сплочения феодалов в сословия происходил в специфических условиях: ленная иерархия не получила здесь широкого разветвления; сословно-политические отношения в первое время осложнялись этническими различиями (они исчезли к концу XII в.); феодальная знать со времени завоевания находилась в сильной зависимости от королевской власти и не могла создать замкнутых территориальных владений; усилившаяся королевская власть рано лишила магнатов иммунитетных привилегий.

Великую Хартию Вольностей (Magna Carta) 1215г. обычно рассматривают в двух аспектах - как исторический документ 1215г. - памятник феодального права Англии и как один из основных “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Однако это не просто два подхода к документу. По сути дела это два различных варианта документа отличающихся друг от друга как текстуально так и по направленности по смыслу и “духу” содержащихся в них положений.

Документ 1215г. - продукт исторического развития Англии в XII - начале XIII вв. политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации возникшей в Англии при короле Иоанне (Джоне) Безземельном в 1213-1215гг.

Хартия как действующий конституционный закон Англии - результат дальнейшей эволюции Англии в эпоху сословно-представительной монархии XIII-XIV вв. толкований и изменений первоначального текста применительно к потребностям этой эпохи а также эпохи английской буржуазной революции XVII в.

К началу XIII в. бароны составлявшие высшую прослойку господствующего класса Англии были связаны в пользу своего верховного суверена — короля — значительными финансовыми и личными обязательствами невыполнение которых могло повлечь конфискацию баронских земельных владений в пользу государственной казны. Феодальная знать Англии не смогла превратиться в замкнутое наследственное сословие князей обладавших самостоятельными территориальными владениями. Иммунитетные права баронов и без того достаточно ограниченные к тому же могли быть оспорены в судебном порядке (на основании Глостер-ского статута 1278 г.). В целом высший дворянский титул в Англии давал его обладателю гораздо меньше привилегий чем те которыми обладало дворянство в странах континентальной Европы. Однако политический вес крупных земельных магнатов несмотря на их малочисленность был весьма значительным. Борясь за его дальнейшее увеличение бароны объективно сталкивались с королевской властью которая располагала максимально высокой для системы вассально-ленных отношений степенью централизации. Именно в конфронтации монархии с баронами заключался основной социально-политический конфликт рассматриваемого периода — конфликт определивший общее направление эволюции английской государственности от сеньориальной к сословно-представительной монархии. Ближайшими союзниками баронов в борьбе с королем выступали высшие прелаты церкви — архиепископы епископы аббаты крупных монастырей.

Опорой королевской власти в ее конфликте с высшей светской и духовной знатью объективно выступали прослойки средних и мелких феодалов составлявшие до 75 % от общей массы господствующего класса. Обладая сравнительно небольшими земельными наделами они стремились извлечь из них максимум доходов путем совершенствования форм хозяйствования применения самых прибыльных его форм. Поместья мелких и средних феодалов имели тесную связь с рынком в них преобладала денежная рента кое-где применялся наемный труд. И в экономическом и в политическом смысле эта часть господствующего класса являлась носителем прогрессивных тенденций. Из ее рядов формировались кадры государственных служащих являвшихся ревностными сторонниками государственной централизации. Вместе с тем среднее и мелкое дворянство стремилось добиться сокращения налогов и поборов в казну ограничения произвола местной королевской администрации.

Условия экономической жизни сближали интересы среднего и особенно мелкого дворянства с интересами верхушки крестьянства и горожан. Разбогатевшие крестьяне-фригольдеры имели возможность приобрести рыцарское земельное владение и по достижении 20 (впоследствии 40) фунтов стерлингов годового дохода влиться в низшие слои феодалов. Напротив система майората выталкивала младших дворянских сыновей из категории землевладельцев заставляла их вливаться в ряды других сословий — духовенства и горожан. В целом английское дворянство было гораздо более подвижным и менее замкнутым чем дворянство Франции или Германии. Учитывая это обстоятельство государственное законодательство не проводило принципиальных различий между дворянскими и недворянскими элементами в среде мелких земельных собственников.

Что касается основной массы крестьянского населения (вилланов) то оно продолжая выполнять сеньориальные повинности в пользу своих вотчинников одновременно привлекалось и к выполнению государственных повинностей — налоговой и военной а также частично вовлекалось в королевскую юрисдикцию.

Городское население как и на континенте объективно являлось носителем централизационных тенденций. Наиболее значительные города пользовались самоуправлением; их число к началу XIII в. составляло около 80 а на протяжении столетия возросло еще на 113. Однако раннее развитие в Англии сильной центральной власти обусловило большую зависимость городов от короля чем это имело место во Франции и Германии. Правительство контролировало избрание городских должностных лиц располагало правом отнять у городов их привилегии. Недовольство горожан вызывал постоянный рост налогов размер которых определялся совершенно произвольно. В самих городах углублялось имущественное расслоение препятствовавшее выработке единой политической линии городского сословия. В целом в последующих общественно-политических событиях развернувшихся в XIII в. городское население Англии сыграло существенно меньшую роль чем та которая выпала на долю соответствующей социальной категории во Франции.

Таким образом в начале XIII в. в Англии сложились предпосылки для перехода к новой государственной форме — сословно-представительной монархии. Однако в отличие от Франции где инициативу реализации этой новой формы взяла на себя королевская власть английские короли не проявляли готовность привлекать сословия к решению важнейших общественно-политических вопросов. Это объяснялось тем обстоятельством что проблема политического объединения страны столь жизненно необходимая для Франции в Англии вообще не стояла в повестке дня (как известно в период сеньориальной монархии Англия практически избежала состояния феодальной раздробленности). Усиление государственной централизации также не составляло актуальную политическую проблему поскольку уровень этой централизации был достаточно высоким и в период господства ленной системы. Поэтому доступ английских сословий к активному участию в политической жизни был достигнут не вследствие добровольного волеизъявления королевской власти а путем энергичных усилий со стороны самих этих сословий в ходе острых социально-политических конфликтов принимавших даже форму гражданской войны. Инициативу борьбы с королевской властью взяли на себя верхи господствующего класса — бароны и высший церковный клир. В отличие от баронских выступлений XI — XII вв. имевших характер обычных феодальных мятежей общественно-политические движения XIII в. осуществлялись силами широкого общенационального фронта объединившего в своих рядах не только крупных земельных магнатов но и прослойки среднего и мелкого дворянства а также верхушечные категории крестьянского и городского населения. В общем итоге сложившаяся в Англии сословно-представительная система знаменовала собой политическую победу сословий над королевской властью.

Великая хартия вольностей 1215 г. Принятие этого важнейшего документа являвшегося первым в конституционно-правовой истории Англии явилось следствием острого общественно-политического конфликта между королем и возглавленным высшей светской и духовной знатью широким антикоролевским фронтом сложившимся в годы правления Иоанна Безземельного (1199—1216 гг.). Поводом для выступления против этого крайне непопулярного правителя послужили его финансовые вымогательства вызвавшие массовое недовольство всех феодалов духовенства и влиятельных городских кругов (подсчитано что за годы своего правления Иоанн 20 раз прибегал к различным денежным поборам со своих подданных). Провалом закончилась авантюристическая политика Иоанна во Франции где он был вынужден в 1202—1204 гг. уступить Филиппу II Августу ряд принадлежавших английской короне территорий (Нормандию Мэн Анжу Турень) а спустя десятилетие (1214 г.) вместе со своими германскими союзниками потерпел жестокое военное поражение при Бувине (во Фландрии). Конфликт Иоанна с могущественным папой Иннокентием III по вопросу о кандидатуре на пост архиепископа Кентер-берийского завершился в 1213 г. унизительным признанием вассальной зависимости английской короны от папского престола и обязанностью выплачивать ежегодно 1000 фунтов стерлингов в пользу римской курии. В этой экстремальной ситуации бароны всего королевства заручившись поддержкой высшего духовенства отреклись от вассальной верности своему монарху вооружились и двинулись против Иоанна. Солидарность с баронами выразили рыцари и городской патрициат Лондона. 15 июня 1215 г. Иоанну были предъявлены статьи Великой хартии вольностей к которой он был вынужден приложить свою печать. Достигнув победы над королевской властью оппозиционные силы закрепили эту победу особым договором который связал короля с остальным обществом некоторыми отныне и навсегда неуничтожимыми обязательствами. Хартия устанавливала новые принципы взаимоотношений между королевским двором и основными сословиями Англии. Сословные вольности объявлялись основой королевства неприкосновенными для королевской власти и наследственными на вечные времена.

Великая хартия вольностей (лат. Magna Charta Libertatum англ. The Great Charter) включала 63 статьи весьма различных по содержанию и не сведенных в какую-то логическую систему. Образцом для ее составителей явились предшествующие хартии вольностей издаваемые со времен Генриха I но по своему содержанию она была гораздо шире своих более ранних аналогов. Общий смысл анализируемого документа состоял не столько в провозглашении свобод сколько в закреплении привилегий предоставляемых участникам антикоролевской оппозиции — баронской олигархии светским и церковным феодалам верхушке городского патрициата — которые совместными усилиями ограничили королевский произвол и тем самым способствовали укреплению английской национальной государственности.

Ст. 1 Хартии подтверждала существовавшие ранее привилегии и свободы церкви и всего духовенства гарантировала их права и вольности в частности свободу церковных выборов.

Центральное место в документе занимают статьи ограждавшие привилегии баронов как непосредственных держателей короны и в соответствии с этим ограничивавшие произвол короля в реализации им своих сеньориальных прав. Баронские лены объявлялись свободно наследуемыми владениями. В случае смерти барона его совершеннолетний наследник принимал на себя все ленные права и обязанности выплатив в пользу короля обычный рельеф который не должен был превышать 100 фунтов; размер рельефа за рыцарский лен не должен был превышать 100 шиллингов (ст. 2). Несколько следующих статей Хартии (с 3 по 8) решали вопросы связанные с опекой над несовершеннолетними королевскими вассалами а также с имущественными правами наследниц и вдов королевских держателей. Ст. 12 устанавливала границы королевского произвола в реализации обязанности баронов оказывать королю экстраординарную финансовую помощь. Последняя могла быть затребована королем лишь в трех случаях: при выкупе короля из плена при возведение в рыцари его старшего сына и при выдаче замуж первым браком его старшей дочери. Подчеркнув что указанная денежная помощь должна быть умеренной Хартия присоединила к потенциальным плательщикам этих денег и жителей города Лондона. Решение вопроса о выплате всех остальных денежных сборов кроме трех вышеперечисленных а также об обложении т. н. «щитовыми деньгами» должен был решать особый «Совет королевства». Из перечня его участников содержащегося в ст. 14 следовало что данный совет фактически представлял собой прототип будущей палаты лордов. И хотя в указанном составе «Совет королевства» никогда не собирался принципы его формирования заложенные в Хартии оказались вновь востребованными через несколько десятилетий при формировании английского парламента.

Через призму баронских интересов были преломлены и требования Хартии об ограничении королевского произвола в осуществлении судебной и полицейско-административной власти. Ст. 17 провозгласила что процесс отправления правосудия должен быть отделен от самой личности короля: общие тяжбы должны разбираться и решаться в одном определенном раз и навсегда месте (конкретно — в Вестминстере) а не следовать за королем. В ст. 18 и 19 постановлялось что расследование споров о земле производимое с участием разъездных судей будет впредь осуществляться только в тех графствах где лежат эти земли. Налагаемые королем штрафы должны были соответствовать тяжести проступка и не должны быть настолько чрезмерными чтобы привести наказуемого к разорению (ст. 20). При этом графы и бароны могли быть оштрафованы только с согласия пэров т. е. лиц равных им в сословном отношении (ст. 21) — основной смысл статьи состоял в ослаблении судебных прерогатив короны поскольку высшая феодальная знать изымалась из-под юрисдикции королевских судов где действовал институт присяжных заседателей. В ст. 23 проводился принцип отделения судебной власти от административной; согласно ст. 45 на должности судей а также шерифов констеблей и бейлифов впредь должны были назначаться только лица «сведущие в праве и имеющие желание его применять». В ст. 34 провозглашалось восстановление некоторых сеньориальных прав баронов ущемленных в результате расширения королевской юрисдикции: в частности воспрещалась практика приказов выданных монархом о перенесении исков о собственности из курии барона в королевскую курию; тем самым ограничивалось вмешательство короля в споры крупных магнатов с их вассалами по поводу земельной собственности. В ст. 38 королевским чиновникам воспрещалось привлекать кого-либо к судебной ответственности по одному лишь устному заявлению без свидетелей заслуживающих доверия. Ст. 40 запрещала взыскивать с участников судебных процессов произвольные и непропорциональные судебные пошлины.

Но особую важность приобрела ст. 39 на основании которой «ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму или лишен имущества или объявлен стоящим вне закона или изгнан или каким-либо (иным) способом обездолен ... иначе как по законному приговору его пэров и по закону страны». Оградив в первую очередь интересы все тех же баронов (поскольку понятие «свободный человек» в эпоху составления Хартии распространялось в первую очередь только на прямых королевских вассалов) эта ставшая знаменитой статья впоследствии приобрела более общее звучание. В XIV и последующих столетиях она неоднократно редактировалась парламентом приобретая характер общей нормы гарантирующей всех свободных людей от административного произвола. В XVII в. идеи этой статьи послужили теоретической основой документа известного под наименованием Habeas Corpus Act.

Интересы союзников баронов по антикоролевской коалиции — рыцарей и горожан — были отражены в Хартии в гораздо меньшей степени. Так непосредственно положения рыцарей касались лишь немногие статьи: один из пунктов указанной выше ст. 2 устанавливавший максимальный размер рыцарского рельефа; ст. 16 предписывавшая требовать с держателя рыцарского лена только тех служб которые с них следуют но не более обычного предела; ст. 60 декларировавшая что все взаимоотношения установленные между королем и его прямыми вассалами распространялись и на взаимоотношения баронов с их вассалами. Важными для горожан являлись ст. 12 (в одном из пунктов которой столице страны придавался статуе непосредственного вассала короля) и ст. 13 (подтверждавшая древние вольности и свободы Лондона и других городов и портов). В ст. 35 устанавливалось единообразие мер и весов на всей территории страны — необходимое условие для нормального функционирования ремесленного производства и торговли. В ст. 41 всем иностранным купцам предоставлялось право свободного въезда в Англию свободного проживания в ней и свободного передвижения по ее территории. Купцы не должны были подвергаться никаким несправедливым поборам но уплачивали лишь установленные обычаем старинные пошлины; некоторые ограничения не наносящие однако ущерба здоровью и имуществу этих торговых людей предусматривались лишь на период войны. Данная мера хотя и способствовала развитию внешней торговли была отрицательно воспринята горожанами поскольку ущемляла их торговые монополии.

Что касается основной массы населения страны — вилланов то Хартия их интересы вообще не затронула еще раз подчеркнув их полное бесправие.

Не будучи уверенными в том что королевская власть будет строго соблюдать достигнутое соглашение авторы Хартии оставили за собой право защищать свой суверенитет с помощью вооруженной силы. Так согласно ст. 61 бароны могли создать специальную комиссию в составе 25 своих представителей для того чтобы «всеми силами» охранять мир и вольности пожалованные королем и сформулированные в Хартии. Когда хотя бы одно из положений документа оказывалось нарушенным по вине короля его юстициария или любого другого чиновника комиссия выбирала из своего состава четырех человек которые делали королю соответствующее представление и обращались с просьбой немедленно исправить допущенные злоупотребления. Если в течение 40 дней после этого заявления король или его юстициарий не исполнят требуемого все 25 баронов «вместе с общиной всей земли» должны будут принудить короля восстановить нарушенные права используя для этого все возможные средства (такие как захват королевских замков земель и других владений).

Страницы: 1 2