480-479 гг. до н.э. – поход Ксеркса на Грецию – кульминационный пункт греко-персидских войн

Рефераты по истории » 480-479 гг. до н.э. – поход Ксеркса на Грецию – кульминационный пункт греко-персидских войн

Российский государственный университет имени И. Канта.

Реферат

480-479 гг. до н.э. – поход Ксеркса на Грецию – кульминационный пункт греко-персидских войн

Выполнил:

Студент I курса

Исторического факультета

Специальности история

Гавриленко А. В.

Калининград 2009г.

Время 480-479 является кульминационной компанией которая должна показать кому жить под солнцем а кому за ним.

Перерыв в борьбе с персами объяснялся рядом событий происшедших после окончания второго похода. В 486 г. до н. э. во время подготовки Дария к третьему походу в Египте вспыхнуло восстание длившееся до начала 484 г. В первый же год восстания умер Дарий I и его преемник Ксеркс продолжал два года борьбу в Египте. В 482 г. да н. э. вспыхнуло восстание в Вавилоне подавленное с большой жестокостью в том же году. Египет и Вавилония были низведены после этого до положения обычных сатрапий и гнет персидской власти стал еще более сильным. На следующий же год после подавления восстания в Египте Ксеркс начал подготовку к новому походу против греков. Начиная с 483 г. до н. э. в Ионии Киликии и Финикии подготовлялись войска и собирался флот. Массы воинов прибывающих из самых отдаленных районов Персидского государства соединялись в Малой Азии. Одновременно были начаты и грандиозные работы по постройке моста через Геллеспонт и канала на Халкидике на полуострове Актэ в обход Афонского мыса опасного для мореплавания.

Между тем а Афинах в 483-482 г. до н. э. в рудниках Лавриона были открыты новые сереброносные жилы резко увеличившие добычу серебра. По предложению Фемистокла доходы от лаврийских рудников были обращены в государственные и вместо прежней раздачи их отдельным гражданам направлены на постройку государственного флота. Против этого предложения выступил Аристид следуя старой традиционной политике. Исходя из того что Афины в это время были еще государством основанным на земледелии и землевладении государством еще не до конца охваченным денежными отношениями Аристид и в дальнейшем мыслил развитие Афин как государства земледельческого тем более что земельная собственность была и оставалась неоспоримой привилегией только афинских граждан. Фемистокл выступал впервые как талантливый новатор не побоявшийся порвать с рутиной старых отживающих традиций и провозгласить новые пути развития Афинского государства. Но будучи осторожным умным политиком учитывая враждебность к выдвинутому им проекту он начал свое преобразование сухопутных Афин в морское государство под предлогом необходимой борьбы с Эгиной. Известия о персидских приготовлениях к войне устранили последнее сопротивление проекту Фемистокла и в 482 г. до н. э. Аристид был изгнан путем остракисма из Афин и отправился в изгнание.

Сооружение военного флота проводилось на новой основе. Отказавшись от старой постройки кораблей по навкрариям государство сосредоточило непосредственно' в своих руках все дело сооружения флота поручая заботу о заготовке снастей и наборе экипажа богатейшим гражданам Афин за их собственный счет (система триерархии). Таким образом за каждый корабль и его окончательное оснащение стал в порядке очередной повинности отвечать триерарх жертвующий часть своих доходов для нужд полиса. Это дало возможность Фемистоклу который в 482—481 гг. до н. э. был избран стратегом не только переоборудовать старый но и создать новый совершенный по своей технике флот состоявший из триер вместо прежних пятидесятивесельных кораблей. Эта реформа также содействовала дальнейшей демократизации Афин не только новой системой организации постройки флота но и привлечением во флот малосостоятельных афинян. Они впервые в истории Афин образуя экипажи триер получали и организацию и возможность выступлений с единым мнением в афинском народном собрании. Несомненно что проведение такой реформы было возможно только в условиях нового назревающего конфликта с Персией.

Понимая что в следующий раз персы предпринят более масштабное нашествие греческие государства начали подготовку а именно.

Спарта заключила с Афинами договор о совместных действиях против персов. В 481 г. до н. э. к этому союзу примкнули некоторые другие полисы. Таким образом в состав оборонительного союза вошло 31 греческое государство. Однако значительная часть греческих городов по-прежнему признавала верховную власть персидского царя (города Фессалии Фтиотиды Беотии локров и др.).

Так как Спарта стоявшая во главе объединения пелопоннесских городов была самым сильным на суше и влиятельным членом нового союза то верховное командование союзными войсками было предоставлено спартанцам. Даже во главе флота антиперсидской коалиции был поставлен спартанец хотя наиболее многочисленную и лучшую часть союзной эскадры составляли афинские корабли.

Геродот так свидетельствует о создании общеэллинского союза против персов: «В числе племен которые дали (персам) "землю и воду" были следующие: фессалийцы долопы эниены перребы локры магнеты малийцы фтиотийские ахейцы фиванцы и остальные беотийцы кроме феспийцев и платейцев. Против них-то прочие эллины которые объявили войну варварам заключили освященныйжертвоприношением и клятвой союзный договор. А договор этот гласил так: всякий эллинский город предавшийся персидскому царю не вынужденный к этому необходимостью в случае победы союзников обязан уплатить десятину дельфийскому богу. Таков был союзный договор эллинов.

Все эллины избравшие "лучшую долю" в общеэллинском деле собрались в одном месте. Там они держали совет и заключили союз под клятвой прежде всего решив прекратить вражду и междоусобные войны... Затем эллины решили послать соглядатаев в Азию разузнать о военной силе персидского царя который по их сведениям находился с войском в Сардах» (Геродот. История VII 132. 145. Пер.

В исторической литературе посвященной греко-персидским войнам — пишет современный исследователь В.М. Строгецкий — принятым является утверждение что союз греческих государств для борьбы с персами сложился осенью 481 г. до н. э. Мнения ученых расходятся лишь в том кого называть инициатором создания этого союза — Спарту или Афины... Хотя это утверждение и не противоречит литературной традиции тем не менее оно неточно отражает истинное положение дел.

Создание антиперсидской коалиции не являлось единовременным актом. События 481 г. до н. э. по-видимому лишь завершили длительный процесс консолидации греческих сил против персидской опасности который начался задолго до нашествия Ксеркса... В Спарте в 492 г. до н. э. в результате острой внутриполитической борьбы победу одержали Клеомен и Леотихид — сторонники активной антиперсидской политики. Демарат лишившийся трона вынужден был искать убежище в Персии.

В Афинах сторонники антиперсидских действий объединились вокруг Мильтиада который едва избежав опасности персидского плена прибыл в 492 г. до н. э. в Афины из Херсонеса...

Победа антиперсидских сил в Спарте и Афинах подготовила благоприятные условия для сближения между этими государствами и заключения оборонительного союза против персов (эпимахии). Первым актом этого союза по-видимому было обращение Афин к Спарте с просьбой наказать эгинцев за то что они предоставили персам "землю и воду"... Второй раз они уже накануне Марафонского сражения послали в Спарту вестника Фидиппида с просьбой оказать помощь. Лакедемоняне решили помочь афинянам однако по-видимому осложнение внутриполитической ситуации в Спарте в связи с действиями Клеомена задержало отправление военного отряда. Итак вероятно этот договор а не Пелопоннесский союз во главе со Спартой послужил основанием для возникновения впоследствии антиперсидской коалиции. Постепенно к этому союзу присоединялись те греческие государства которые не желали подчиняться персам.

Геродот не сообщает какова была численность греческого войска; все же на основании его данных о числе греческих воинов участвовавших в последующей битве при Платеях можно предполагать что сухопутная армия греков состояла приблизительно из 35 тыс. гоплитов и такого же числа легковооруженных. Что касается флота то в течение всей войны греки не могли выставить более 366 кораблей причем около 2/3 этого флота состояло из афинских судов. Собравшийся вновь уже несколько позже весной 480 г. до н. э. союзный конгресс разработал план военных действий. По предложению Фемистокла с которым очевидно только после больших колебаний согласились спартанцы было решено центр тяжести операций перенести на море; сухопутное войско должно было только прикрывать флот и облегчать его действия.

Новый период начался весной когда 480 г. до н. э. войско персов перейдя через Геллеспонт направилось по фракийскому побережью по направлению к Македонии. Продвижение войск обеспечивал флот следуя вдоль берега.

На пути персов в Грецию было три наиболее трудных прохода: 1. Долина Темпе на границе Фессалии и Македонии; 2. Фермопилы на границе Средней и Северной Греции и 3. Истмийский перешеек на пути к Пелопоннесу. Первоначально было решено встретить персов в Фессалии куда на кораблях был послан 10 000-й отряд одним из полководцев которого был Фемистокл. Однако греки не получили поддержку фессалийцев для защиты еще двух горных проходов находившихся в области одного из племен выразивших готовность подчиниться персам. Выяснив на месте обстановку греки решили вернуться обратно отказавшись от плана защиты Фессалии.

Спартанцы с самого начала настаивали на обороне Истма но остальные союзники были против этого плана так как его выполнение предавало на разграбление персам все города расположенные в средней Греции поэтому было решено защищать Грецию у горного прохода Фермопил.

Здесь возникает вопрос общего порядка: таков ли действительно наилучший способ использования гор при обороне страны и были ли уже известны грекам основные законы стратегического использования гор возникающие из самой природы войны.

Современная глубоко продуманная стратегия применяет горы не для прикрытия страны а по способу Леонида. Через любой горный кряж в том числе и через эту всегда найдется ближе или дальше поудобнее или потруднее несколько дорог. Занять все эти пути чрезвычайно затруднительно а защитить их все никогда не удается.

Неприятель всегда найдет место где он сумеет прорваться или благодаря своему численному превосходству или благодаря недостаточной бдительности противника или же зайдя в тыл одному из оборонительных заслонов и используя для этого хотя бы простую горную тропинку; когда же линия прорвана где-нибудь в одном месте то отряды занимающие все другие проходы подвергаются величайшей опасности. Если они не будут в кратчайший срок предупреждены и не снимутся тотчас с места то могут потерять возможность отступления; и даже если им удастся уйти без потерь они все же остаются отрезанными друг от друга или с большим трудом смогут добиться возобновления взаимной связи.

Следовательно совершенно не требовалось обманувшее всякую бдительность позорное предательство изменника Эфиальта для того чтобы персам открылось Фермопильское ущелье.

В неприятельской стране как и всюду нужен проводник и его всегда приобретают добром или силой подкупом или побоями; идея же обхода отнюдь не является результатом новейшей теории военного искусства а свойственна полководцам с самых древних времён.

Оборона горных проходов имеет смысл лишь тогда когда она ставит себе целью не окончательное задержание неприятеля а лишь принуждение его к известной потере времени и к принятию кровопролитных боев. Если же хотят использовать горы для того чтобы действительно отразить вторжение превосходящих по численности войск то по теории тактики следует собрать все силы против того прохода или одного из тех проходов которым должен воспользоваться неприятель; затем в тот момент когда из теснины вышла лишь часть его войск на него нападают врасплох. Если удастся разбить эту еще относительно слабую и не развернувшуюся в боевой порядок — часть то неприятель понесет большие потери. Ему придется вернуться в ущелье а отдельные отряды могут оказаться совершенно отрезанными и будут поголовно истреблены.

В том же случае когда неприятель предпринял переход через горы в нескольких местах одновременно можно бросить все свои силы на какую-либо часть его войск и таким порядком порознь разделаться со всеми частями противника действуя все время объединенными силами. Эта уловка настолько проста что мы встречаем ее применение уже в древнейших военных преданиях. Первым великим народом-завоевателем по легендарным историческим преданиям были ассирийцы при царе Нине. И вот когда царь Нин как рассказывает предание пошел на бактрийцев бактрийский царь дал одной части ассирийцев спуститься по горным ущельям в свою страну а затем напал на нее и разбил. Но Нин оказался настолько силен что проникших через другие ущелья отрядов было достаточно для того чтобы в конечном счете все-таки победить бактрийцев.

Итак мы должны признать что принципы стратегического использования гор были известны уже в древнейшие времена но греки в 480 г. не имели возможности следовать им. Пришлось бы собрать все силы у горы Эты и здесь дать наступательный бой. Но это было невозможно уже по чисто политическим соображениям. Нельзя ждать от конгломерата мелких республик чтобы они выслали так далеко от дома все свои силы и подвергли их всем опасностям наступательного боя еще до того как над их собственной страной нависнет непосредственная угроза; при этом значительная часть их а именно афиняне была занята во флоте. Но прежде всего греки не имели тактической возможности дать наступательный бой ввиду наличия у персов конницы. Только искусно выбранная оборонительная позиция с обеспечением флангов дала победу при Марафоне.

Если бы грекам снова удалось занять подобную же позицию то конечно персы на этот раз на них не напали бы а обойдя ее — в данном случае при помощи флота — искали бы сражения в открытом поле.

Позднейшее предание рассказывает что Фемистокл избранный афинянами в полководцы с самого начала отказался от всякой обороны на суше и хотел как можно дальше выйти с флотом навстречу персам. В сущности это было бы в то время наилучшим решением. Все равно морское сражение было неизбежно; а в случае удачи победа над персидским флотом создала бы более благоприятные условия для победы на суше: большая часть экипажа могла выйти на сушу надеть гоплитские доспехи и составить подкрепление сухопутной армии. Персы же для своих стратегических маневров лишились бы дополнительного средства — обхода морским путем.

Но при подобном плане действий могли бы возникнуть разного рода препятствия. Отдельные контингенты греческого флота едва ли смогли бы так скоро приготовиться и собраться в далекую экспедицию к самому Геллеспонту; риск был очень велик тем более что персидские суда держались с большой осторожностью у берегов пока сухопутное войско не подошло к границам Эллады.

Таким образом становится понятным почему греки наконец избрали средний путь; они попытались закрыть проход при Фермопилах тогда как флот поджидал неприятельские корабли у северной оконечности Эвбеи близ мыса Артемизия. Афиняне еще принимавшие большое участие при занятии Темпейского ущелья теперь изменили свой взгляд сосредоточили все силы исключительно на флоте и не доставили контингента в войско Леонида. Занятие Фермопил является очевидно лишь дополнительным штрихом к основному стратегическому плану: дать сражение в открытом море к северу от Эвбеи. Дальше к северу невозможно было бы собрать все разрозненные контингенты флота даже у Артемизия их не удалось собрать полностью; отойти же дальше на юг значило бы оставить Среднюю Грецию без обороны на разгром сухопутному персидскому войску так как Фермопилы были единственной позицией где была еще надежда его задержать покуда флот прикрывает с моря фланг фермопильского отряда.

Часто высказывалось удивление почему греки не усилили войско Леонида; хотя и нельзя полагаться на дошедшие до нас цифры но все же достоверно известно что при общей численности воинов-спартиатов около 2 000 чел. Леонид имел в своем распоряжении лишь 300 из них. Из этого следует что и другие государства выслали лишь небольшие отряды или же вовсе ничего однако это легко поддается объяснению. Грекам была знакома опасность обороны в горах. Когда закрытие прохода не удается то это означает не только потерю позиции но и гибель большей части всего войска и чем последнее сильнее тем большая часть его обречена так как более многочисленному войску труднее отступать. Для отступающего войска персидские всадники и лучники были особенно опасными преследователями. Между тем чтобы закрыть ущелье было достаточно и небольшого войска; в самом деле греки проиграли в конечном итоге сражение не потому что их отряд был численно слаб а лишь из-за недостаточной бдительности.

Фермопилы же — хотя я и впервые высказываю это здесь — являются в общем стратегическом замысле греческой обороны лишь второстепенным вспомогательным действием. Ведь расчет при занятии этой позиции был основан на надежде что греческому флоту удастся победить персидский у Артемизия и тогда неприятельскому сухопутному войску придется отказаться от своих намерений и отступить.

Страницы: 1 2