Москва до учреждения в ней княжеского стола

Рефераты по москвоведению » Москва до учреждения в ней княжеского стола

Даниил Александрович Юрии Московский и Иоанн Калита

Рост Москвы по выражению одного старинного сказания "малаго дрвяннаго города" был туг и медлен. С 1147 года прошло девяносто лет прежде чем Москва опять ярко всплыла на летописную поверхность до этого теряясь в ряду других городов Влади - миро - Суздальского княжества таких как Юрьев - Польский или Переяславль и т. п. Только разгром Руси Батыем заставляет летопись яснее заговорить о ней. Сюда великий князь Юрий Всеволодович посылает для защиты от хлынувших из Рязанской земли врагов князя Владимира Юрьевича. И вот печальные слова летописного сказания о нашей Москве: "Татарове идоша к Москве (1237 года); тояже зимы взяша татарове Москву а воеводу убиша Филиппа Нянка за православную хрестьянскую веру князя Володимера яша руками сына Юрьева а люди убиша от старца до сущаго младенца а град и церкви огневи предаша и монастыри вси и села пожгоша и много имения вземше отъидоша". (П. С. Русск. Летоп. 1 196).

Итак этим печальным годом Москва первый из городов Владимирского княжества обратилась в развалины хотя за протекшие с известного съезда князей девяносто лет в ней как уже видно из приведенных летописных слов была не одна а несколько церквей неизвестно впрочем каких; даже основались здесь монастыри значит раньше позднейших Данилова и Богоявленского; а самый город был уже настолько зажиточен что враги могли взять здесь "много именья".

Однако и полное разорение Москвы и избиение всех ее жителей не могло уничтожить этого города. Значение его уже ясно осознанное во всем Владимирском княжестве скоро привлекло на запустевшее пожарище новых жителей и Москва быстро выстроилась вновь. В ней даже появляется князь. Через девять лет после названной катастрофы именно в 1246 году мы видим здесь храброго и энергичного князя родного брата Александра Ярославича Невского Михаила Хоробрита. Он был настолько силен что выгнал из Владимира дядю своего Святослава; пал Михаил в 1248 году в битве с литовцами. По всей вероятности при восстановлении Москвы он именно построил в Кремле в честь своего ангела деревянный храм архистратига Михаила после замененный каменным собором. Но это только предположение.

Заслуживает особого внимания то обстоятельство что основателем Московского княжества и родоначальником династии его князей был сын Александра Невского соединявший в себе святость храбрость и политическую мудрость отца своего. Только он и Димитрий царевич из всего рода московских князей были причтены церковью к лику святых.

Четвертый сын Александра Невского Даниил после смерти отца остался ребенком двух лет и получил в удел Москву которая принадлежала ему до 1303 года. Этот князь первый возвысил ее на степень стольно - княжеского города основав отдельное Московское княжество. При нем Москва окрепла хотя и опять была взята в 1293 году татарами под предводительством Дюденя. Выросший под бурями татарскими среди борьбы своих родичей из - за Владимирского великокняжеского стола наш энергичный князь направил свои силы на увеличение и округление собственного небольшого удела и был "первоначальником собирания русских земель" под главенством Москвы. Он примыслил к своей вотчине основанный Юрием Долгоруким Переяславль - Залесский доставшийся ему по духовному завещанию от Ивана Дмитриевича внука Невского хотя того же домогались дяди московского князя и двоюродные братья. Кроме того он разбил рязанского князя Константина Романовича взял его в плен и присоединил к Москве Коломну замыкающую при впадении в Оку нашу реку.

Даниил Александрович был домовитым хозяином и обстраивал свой стольный город храмами. Предания приписывают ему построение церкви Спаса на Бору Данилова монастыря и Богоявленского (в 1296 году ему исполнилось шестьсот лет) где одним из первых игуменов был брат преподобного Сергия св. Стефан и где был пострижен и монашествовал будущий митрополит всея Руси св. Алексий сын боярина Феодора Бяконта переселившегося из Чернигова в Москву. В честь своего ангела Даниил Александрович построил за Москвой - рекой Данилов монастырь. При сыне его Иоанне Калите тамошнее иночество было переведено в Кремль к Спасу на Бору а обитель Даниила с течением времени запустела. Степенная книга рассказывает что при Иоанне III когда этот государь ехал на охоту мимо запустевшего монастыря под одним из молодых бояр споткнулся конь и он вынужден был остановиться. Тут явился ему светозарный муж и сказал что он - хозяин места сего - князь Даниил Московский погребенный здесь и велел передать великому князю: "ты всячески забавляешься а меня предал забвению". Иоанн Васильевич приказал петь панихиды и раздавать милостыни в память о своем предке. Но только после еще нескольких чудесных знамений уже Иоанн Грозный велел соорудить здесь каменную церковь и восстановить запустевший монастырь. На одной из икон Данилова монастыря изображен Иоанн IV. При царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне в 1652 году гроб св. Даниила был перенесен внутрь храма. Мощи св. Даниила были положены в серебряную раку. Принявший пред смертью иноческий чин и схиму Даниил сам приказал по своему смирению похоронить свое тело не в церкви а на общем кладбище среди других усопших. Даниилу Александровичу приписывают постройку Архангельского собора но это могло быть восстановление его после какого - нибудь пожара или разорения. Может быть это был и совсем новый храм в честь ангела дяди основателя Московского княжества князя Михаила Ярославича Хоробрита. Воспроизводим с гравюры XVIII столетия изображения церкви Спаса на Бору которая при основателе Московского княжества была еще деревянной (стр. 43). Даниилу Александровичу приписывается основание монастыря на Крутицах - местности названной так по своей крутизне. У подошвы этой возвышенности протекали две речки с северной - Сара с южной - Подон.

Сыновья Даниила Александровича - Юрий получивший свое имя вероятно в честь основателя Москвы и Иоанн Калита продолжали политику своего отца в деле присоединения к Москве новых земель. Первым делом Юрия Даниловича было приобретение от Смоленского княжества Можайского удела. В год смерти своего отца (1303) он вместе со своими братьями предпринял поход на Можайск и взял его а тамошнего удельного князя Святослава Глебовича племянника Федора Черного привел пленником в Москву. Приобретение Можайска было третьим важным примыслом к Москве ибо владея Коломной на устье Москвы и Можайском на ее верховьях московский князь обладал всем ее течением и мог свободно двигаться как в смоленские так и в рязанские земли. Опираясь на такие владения а главное побуждаемый личной энергией московский князь стал стремиться к великокняжескому столу во Владимире и не побоялся вступить по этой причине в соперничество и борьбу с более могущественным чем сам тверским князем Михаилом Ярославичем. Сама Москва несмотря на недавнее Дюденево разорение была уже теперь крепким городом ибо тверской князь приходивший на нее во второй раз в 1308 году с большой силой по выражению летописца "града не взя и не успев ничтоже возвратися" хотя бой его у Москвы "бысть силен".

В своей борьбе с могущественной Тверью московский князь нашел себе помощь в Великом Новгороде и в Золотой орде. С новгородцами Юрий Данилович дружил нередко бывал у Святой Софии и бился за нее не только с тверича - ми но и с немцами и шведами. В 1323 году например он ходил против них на Неву и поставил там на Ореховом острове городок (впоследствии Шлиссельбург) и заключил мир со шведами по старой пошлине; второй же раз ходил под самый Выборг.

Опираясь на новгородцев московский князь стал домогаться отнять у тверского князя великое княжение владимирское. Подарками и ловкостью он снискал себе расположение хана Узбека и женился на его сестре Кончаке названной в крещении Агафией. Получив ярлык на великое княжение он собрав большие силы и в сопровождении ханского баскака Кавгадыя пошел на самую Тверь. Но энергичный Михаил Ярославич встретил их в 40 верстах от Твери под селом Бортеневым. В этой битве особенно отличился сам Михаил обладавший высоким ростом крепкими мышцами и храбростью. Москвичи были разбиты; Юрий ушел в Новгород а Кончака вместе со многими московскими боярами взята была в плен. Когда она умерла в Твери Юрий Данилович убил в Москве тверского посла Марковича и с Кавгадыем отправился в орду где обвинил своего соперника в разных враждебных хану деяниях и в отравлении его сестры. Вызванный туда Михаил после жестоких мучений был убит татарами близ Дербента и его обесчещенное тело было привезено в Москву а потом отвезено было в Тверь. Москва восторжествовала над ней но ценой крови. За это и сам Юрий Данилович заплатил своей жизнью: 21 ноября 1324 года через шесть лет после убиения Михаила Тверского накануне годовщины его смерти московский князь был убит в орде Дмитрием Михайловичем по прозванию "Грозные очи" который отомстил за смерть своего отца.

Тело Юрия Даниловича впоследствии привезено было в Москву и погребено св. Петром митрополитом всея Руси в храме Успения (место его могилы неизвестно) при общем плаче народа московского и брата убиенного Иоанна Даниловича. Тверич убийца был казнен в орде и хан с этого времени гневался на всех тверских князей называя их по выражению летописи "крамольниками и ратными себе".

Москва вышла таким образом победительницей над Тверью и теперь ее ожидал более широкий путь к собственному возвышению и единству России хотя на нем впереди было много терний и камней преткновения. Тяжким трудом и кровавым потом достигалось осуществление великой цели но Москва восходила на новую ступень своего исторического бытия.

Преемником Юрия на княжеском столе был его брат Иоанн Данилович Калита (1326 - 1340). Это наиболее типичный из московских князей - собирателей Руси. Печать его сильного влияния видна на последующих князьях из коих многие носили тоже имя Иоанна; она видна и на самой Москве и на ее великорусском населении.

Русский тип этого князя слагается из усердной религиозности и настойчивой последовательной расчетливости с отсутствием той "удалости" которая была нередкой чертой в южнорусских князьях. Набожный и умный хозяин - вот в двух словах вся характеристика этого великого князя. Но проявляя в своей деятельности именно эти две черты своего характера Иоанн Данилович возвел Москву на новую весьма важную ступень исторического бытия. Если при Юрии Долгоруком она была только небольшим городком вроде Переяславля - Залесского Можайска и т.п. а при Юрии Даниловиче доросла до значения Твери и Рязани то при Калите она приобретает значение которое принадлежало Владимиру а до него Киеву то есть значение всероссийское.

Похоронив брата Юрия новый московский князь прежде чем установить свои отношения к хану Золотой орды и добиться великокняжеского достоинства отданного там Александру Михайловичу Тверскому 4 августа 1326 года заложил в Кремле каменный (вероятно вместо деревянного) собор Успения Пресвятой Богородицы который сделал Москву всероссийской столицей в церковном отношении. На приводимом далее рисунке с древней иконы изображено построение этого первопрестольного всея Руси храма бывшего кафедрой Всероссийского митрополита раньше чем Москва стала государственной столицей всея Руси. Успенский собор построен был по совету св. Петра митрополита.

Чрезвычайно важны отношения этого первосвятителя к Москве и ее князю. Житие св. Петра составленное его современником и ставленником Прохором епископом Ростовским и впоследствии распространенное митрополитом Киприаном небогато биографическими данными. Он уроженец Волыни семи лет был отдан в книжное учение и после одного чудесного видения стал оказывать необыкновенные успехи. Двенадцати лет он принимает монашеский постриг и в монастыре обучается иконописному искусству. Митрополит Максим перенесший всероссийскую митрополичью кафедру из разоренного Киева во Владимир при посещении Волыни благословил тамошнего на Рате игумена Петра и принял от него икону Богоматери его собственного письма.

После смерти этого первосвятителя похороненного не в Киеве а во Владимире в Успенском соборе некий игумен Геронтий вероятно с согласия великого князя Михаила Ярославича Тверского завладел митрополичьей кафедрой и утварью и отправился в Царь - град для поставления в митрополиты. В то же время червонно - русский или галицкий князь Юрий Львович задумал устроить Галицко - волынскую митрополию и отправил ратского игумена Петра к константинопольскому патриарху. Судьба устроила так что Геронтия противные ветры задержали в море а плавание Петра было скорое. Патриарх Афанасий и императорский Византийский двор благосклонно приняли волынского игумена и он был рукоположен не в Галицкого митрополита а Киевского и всея Руси. У прибывшего затем Геронтия отобраны были священные принадлежности пер - восвятительского достоинства и переданы св. Петру вместе с той иконой которая была им поднесена покойному митрополиту Максиму.

Новопоставленный митрополит поселился однако не в Киеве где пробыл недолго а во Владимире вблизи великого князя и сблизился с родом московских князей в особенности с Иоанном Даниловичем. В Северной Руси часть духовенства не была довольна возведением на митрополичий престол червонно - русского кандидата в особенности тверской епископ Андрей сын полоцко - литовского князя Герденя. К патриарху Константинопольскому отправлен был донос на св. Петра настолько важный что из Царьграда был прислан ученый канонист для разбора дела вместе с русским духовенством. В Переяславле - Залесском был созван в 1311 году собор имевший осудить еще и ересь враждебную монашеству. На Переяславском соборе кроме тверского и ростовского епископов многих игумнов и священников присутствовали и некоторые князья со своими боярами именно - тверские княжичи а главное тут находился Иоанн Данилович сидевший тогда в Переяславском уделе. По всем признакам он держал сторону митрополита тогда как во главе противников последнего стоял тверской епископ и вероятно не без поддержки своего князя и его княжичей. Несмотря на это св. Петр был оправдан. И несомненно здесь завязались тесные дружеские отношения первосвятителя с Иваном Калитой которые впоследствии так много способствовали возвышению Москвы. Когда же вскоре затем тверской князь послал с войском своего княжича Дмитрия Михайловича отнять Нижний Новгород у потомства Андрея Городецкого и тверичи уже дошли до Владимира то митрополит Петр наложил церковное прещение за дальнейший поход. Три недели простоял здесь тверской княжич пока добился чтобы митрополит разрешил его) и должен был вернуться в Тверь.

Объезжая удельные княжества св. Петр полюбил Москву ее князей и их политику направленную к единству Руси подолгу оставался у них. В Степенной книге Царского Родословия сказано: "Божий человек преосвященный митрополит великий чудотворец Петр прохожаше многие грады и веси; в преславном же граде Москве начат пребывать больше иных градов. Вид 60 в нем благочестия держателя сего благолюбиваго великаго князя Ивана Дани - ловича православием сияюща и милостива до нищих и честь велию подавающа служителем святых Божиих церквей и тех учению внимающа его же от души зело возлюби чудотворец Петр с ним же часто беседуя и мудрствуя". Без сомнения он не без намерения придал особую торжественность похоронам великого князя Юрия убитого именно тверским князем Димитрием Михайловичем. Конечно по указанию же митрополита всея Руси в этих похоронах участвовали "и новгородский архиепископ Моисей и ростовский владыка Прохор и рязанский владыка Григорий и тверской владыка Варсонофий". Если присоединить к этому еще игумнов и прочее духовенство то этот собор многих на погребении московского князя должен был произвести сильное впечатление не только на Тверское княжество но и на всю Русь.

Но возвышая таким образом Москву пред Тверью первосвятитель Петр старался поставить ее выше и Владимира заступившего место Киева. Он лишил Владимир значения церковной столицы всея Руси. Формального или торжественного перенесения Всероссийской митрополичьей кафедры в Москву собственно не было; а просто во время своих частых объездов русских областей всероссийский митрополит все реже приезжал во Владимир все долее гостил в Москве. Но это нельзя представлять себе несознательной случайностью и совет - построить в Москве подобный Владимирскому собор Успения Пречистыя - личной заботой митрополита о том что ему здесь лучше всего найти место своего успокоения и погребения своих костей. Нет глубокая мысль и дальновидное прозрение сделать Москву всероссийской церковной столицей прекрасно освещена митрополитом Киприаном в его житии первосвятителя Петра. По словам этого биографа Петр начал просить Ивана Даниловича в то время лишь удельного князя еще не имевшего поддержки Узбека и еще нерешительного в своих действиях воздвигнуть в Москве такой же собор Богоматери какой был в первопрестольном Владимире. Чтобы подвигнуть на это вотчинника малого деревянного города такого князя который назвал себя великим князем всея Руси только под конец жизни притом в одной грамоте к печерским сокольникам - для этого необходимо было и для высокоавторитетного старца - святителя слово сильного и вместе елейного убеждения и даже раскрытие отдаленного будущего.

Страницы: 1 2 3