А. Шопенгауэр: жизнь философа и философия жизни

Рефераты по биографиям » А. Шопенгауэр: жизнь философа и философия жизни

Перцев А.В.

Начнем с двух цитат. Первая — из письма Л.Н. Толстого к А.А. Фету от 30 августа 1869 года:«Знаете-ли что было для меня настоящее лето? — Непрестающий восторг перед Шопенгауэром и ряд духовных наслаждений которых я никогда не испытывал. Я выписал все его сочинения и читал и читаю (прочел и Канта). И верно ни один студент в свой курс не учился так много и столь много не узнал как я в нынешнее лето. Не знаю переменю ли я когда мнение но теперь я уверен что Шопенгауэр — гениальнейший из людей. Вы говорите что он так себе кое-что писал о философских предметах. Как кое-что? Это весь мир в невероятно-ясном и красивом отражении. Я начал переводить его. Не возьметесь ли и вы за перевод его? Мы бы издали его вместе. Читая его мне непостижимо каким образом может оставаться его имя неизвестным? Объяснение только одно — то самое которое он так часто повторяет — «что кроме идиотов на свете почти никого нет».

Стало быть читать Шопенгауэра необходимо.

Вторая цитата — из самого Шопенгауэра: «Люди которые вместо того чтобы изучать мысли философа стараются ознакомиться с его биографией походят на тех которые вместо того чтобы заниматься картиной стали бы заниматься рамкой картины оценивая достоинства резьбы и стоимость ее позолоты. Но это еще — с полбеды; а вот беда когда биографы начнут копаться в вашей частной жизни и вылавливать в ней разные мелочи не имеющие ни малейшего отношения к научной деятельности человека».

Итак читать Шопенгауэра необходимо. Но стоит ли тратить время на изучение его биографии? И действительно: насколько прилично и полезно копаться в частной жизни «гениальнейшего из людей»?

Кажется в последние восемьдесят лет российские историки философии были солидарны с точкой зрения Шопенгауэра. Во всяком случае в его частную жизнь они особенно не вникали. Более академичные авторы сразу принимались за анализ философии едва сказав пару слов о биографии. Менее академичные занимались по удачному выражению В.В. Харитонова «классовым психоанализом» — выясняли какие позывы определяемые социальным происхождением мыслителя но им самим не осознаваемые на самом деле выражаются в его философии.

Другое дело — западные историки философии. У них сегодня считается просто дурным тоном не обсудить тончайших эротических переживаний мыслителя в детском возрасте не проникнуть с помощью психоанализа в его взаимоотношения с родителями с семьей со всем жизненным окружением. Увлечение это порой заводит столь далеко что «взрослый» сознательный компонент в творчестве философа его способность «воспарять над суетой» отрешаться от житейских дрязг вообще отходит на задний план. В результате все тонкости его метафизической доктрины напрямую выводятся из чего угодно кроме свободной активности разума мыслителя.

Как бы то ни было ясно одно: у каждой философии должно быть свое неповторимое человеческое лицо. Она философия создается человеком индивидуальность которого выражается в ней ничуть не меньше чем общий уровень современной ему науки культуры промышленности чем накал политических и интеллектуальных битв. Все что влияет на философию влияет на нее только через глубоко личные индивидуальные интимные переживания ее создателя: это должно быть пережито обдумано прочувствовано им на свой неповторимый лад. Такой индивидуальный способ переживать мир формируется с детства. То же самое играющее дитя повзрослев говорит о себе в своей философии. Вот почему знать о жизни великих философов просто необходимо.

Публикации дореволюционных российских и зарубежных историков философии позволяют воссоздать биографию Артура Шопенгауэра в достаточно полном виде не укладывая ее на прокрустово ложе фрейдистских схем. Его предки были знатными гражданами вольного ганзейского города Данцига. Прадед по отцовской линии Андрей Шопенгауэр будучи одним из самых зажиточных и уважаемых граждан этого города имел честь принимать у себя в доме Петра I и его супругу Екатерину во время их путешествия по Германии. Отец философа Генрих-Флорис Шопенгауэр унаследовал большую часть семейного состояния и значительно приумножил его благодаря способностям к коммерции. Он был верен традициям старинной ганзейской республики ее представлениям о справедливости и свободе. Когда в 1793 году вследствие второго раздела Речи Посполитой Данциг был присоединен к Пруссии отец Артура демонстративно ликвидировал в течение суток все свои торговые дела в городе — естественно понеся финансовые потери из-за срочности — и переселился в ганзейскую же республику Гамбург сохранявшую независимость.

Генрих-Флорис Шопенгауэр был очень образованным человеком и ценителем европейской культуры. Он часто ездил по торговым делам в Англию во Францию и хорошо познакомился с литературой этих стран. Его любимым писателем стал Вольтер. Англия же настолько завоевала его сердце своими демократическими традициями что он некоторое время собирался переселиться туда. Хотя переселения не случилось Генрих-Флорис устроил свой дом на английский манер сам ежедневно прочитывал «Таймс» от первой до последней страницы и приучил к этому с детства сына. Философ остался верен этой привычке всю жизнь. Даже имя сына — Артур — отец специально выбрал так чтобы оно не было исключительно немецким а произносилось совершенно одинаково и на немецком и на английском и на французских языках.

Внешностью и характером Артур Шопенгауэр пошел в отца. Тот был среднего роста коренастый широколицый по натуре — вспыльчивый и упрямый. Мать Артура Анна-Генриетта по характеру была полной противоположностью отцу. Генрих-Флорис женился на ней восемьнадцатилетней в тридцать восемь лет. Анна-Генриетта не делала тайны из того что она выходит замуж по расчету надеясь таким образом вырваться из родительского дома и повидать свет. Это была миниатюрная грациозная голубоглазая светлорусая девушка. Она получила скудное домашнее образование (впрочем иных возможностей не было даже у девушек из высшего общества) но компенсировала недостаток знаний живостью ума и обаянием а также чтением книг из великолепной библиотеки мужа. Юная жена коммерсанта страстно желала жизни светской общения с творческими людьми поскольку сама хотела стать писательницей.

Родился Артур Шопенгауэр 22 февраля 1788 года в Данциге спустя несколько дней после возвращения родителей из трудного путешествия по Европе. Маршрут долгого свадебного путешествия был таков: Берлин Ганновер Франкфурт-на-Майне Бельгия Париж Англия. Отец выбрал его намеренно: он хотел чтобы его первенец родился в Англии и обрел тем самым право на английское гражданство. К сожалению или к счастью но затея не удалась. Вообще говоря тяга к странствиям была необычайно сильной в этой семье. Она постоянно путешествовала оставаясь по нескольку месяцев а то и лет в различных городах и странах. Из-за такой кочевой жизни Артур получил весьма необычное образование. Девятилетним мальчиком отец увез его во Францию и оставил в Гавре на два года в семье хорошего знакомого. Артур вместе с его сыном обучался у лучших учителей города. Генрих-Флорис сделал это специально для того чтобы сын «офранцузился» — изучил язык и перенял некоторую легкость французского характера: отец остро ненавидел немецкого филистера с его постоянной убийственной серьезностью. По возвращении на родину Артур обнаружил что почти забыл немецкий язык.

В одиннадцать лет будущий философ был отдан в частную гимназию Рунге где обучались сыновья самых знатных граждан готовясь к занятиям коммерцией. Отец хотел сделать из старшего сына купца а потому очень расстроился обнаружив что его душа не лежит к торговле. Артур неоднократно просил перевести его в другую гимназию где изучались основы отвлеченных наук. Чтобы развеять его тоску родители взяли мальчика в очередное путешествие — в 1803 году семья отправилась в Бельгию затем — в Англию где прожила почти полгода. Здесь Артур учился в Уимблдоне неподалеку от Лондона. В школе наряду с общеобразовательными предметами он осваивал игру на флейте пение рисование верховую езду фехтование и танцы. И все равно в письмах родителям из школы он жаловался на скуку и отсутствие развлечений. Родители убеждали его в том что программа школы необычайно интересна и советовали совершенствоваться в английском языке.

После долгих странствий по Европе Шопенгауэры осели в Гамбурге. Здесь в январе 1805 года Артур по желанию отца начал работать в конторе торговой компании. Но весной того же года случилась трагедия перевернувшая жизнь семьи. Отец погиб при загадочных обстоятельствах: упал из окна чердака в канал и утонул. Смерть вызвала много пересудов в городе. Одни считали это самоубийством: старый Генрих-Флорис в последние годы стал быстро глохнуть отчего сделался еще более раздражительным и способным на самые безрассудные поступки. Другие вспоминали что в роду Шопенгауэров были довольно часты случаи безумия что мать и старший брат покойного сошли с ума и намекали что тот бросился в воду тоже в припадке сумасшествия. Третьи говорили о несчастном случае. Смерть отца была для Артура тяжким ударом. Отнюдь не склонный с н далекий от чувствительности и сентиментальности по натуре своей до глубокой старости говорил об отце с удивительной теплотой и посвятил ему свой главный труд «Мир как воля и представление»: «….Тем что силы дарованные мне природою я могу развить и употребить на то к чему они были предназначены; тем что последовав прирожденному влечению я мог без помехи работать в то время когда мне никто не оказывал содействия — всем этим я обязан тебе мой отец: твоей деятельности твоему уму твоей бережливости и заботливости о будущем… Да сделает моя благодарность то единственное что в состоянии сделать для тебя я которого ты создал: да разнесется имя твое так далеко как только в состоянии будет разнестись мое имя».

После смерти мужа Анна-Генриетта почувствовала что может наконец вести тот образ жизни к которому стремилась всю жизнь. Она бросила купеческий Гамбург и с восьмилетней дочерью отправилась в Ваймар. Обаяние и талант общения позволили ей в краткое время познакомиться и подружиться со всеми знаменитыми ваймарскими служителями муз. В ее доме поставленном на широкую ногу по два раза в неделю собирались Гете Виланд Гримм братья Шлегели. Она даже добилась расположения ваймарского двора и пользовались дружбой герцога Карла-Августа и его супруги герцогов Саксен-Кобургских наследного принца Мекленбург-Шверинского. Несколько лет спустя она сама решилась выступить на литературном поприще — и не без успеха.

Сын же Артур некоторое время после смерти отца из уважения к его памяти продолжал ненавистную ему работу в торговой конторе хотя и почитывал тайно обложившись конторскими гроссбухами книгу Галля о френологии или что-нибудь подобное. Но однажды Фернов друг семьи Шопенгауэров живший в Ваймаре показал матери Артура его письмо где тот жаловался на свои мучения. Мать позволила ему бросить коммерцию и поступать в университет. Получив это письмо Артур заплакал от радости. Готовиться к поступлению он приехал в Ваймар но мать решила что девятнадцатилетний юноша будет жить отдельно.

Ее послание по этому поводу одинаково красноречиво говорит и о характере сына и о литературных способностях матери:«Для моего счастья необходимо знать что ты счастлив; но мы можем оба быть счастливыми и живя врозь. Я не раз говорила тебе что с тобой очень трудно жить и чем больше я в тебя всматриваюсь тем эта трудность становится для меня очевиднее. Не скрою от тебя того что пока ты останешься таким каким ты есть я готова решиться скорее на всякую иную жертву чем на эту. Я не отрицаю твоих хороших качеств; меня отдаляют от тебя не твои внутренние качества а твои внешние манеры твои привычки взгляды и суждения; словом я не могу сойтись с тобою ни в чем что касается внешнего мира. На меня производят также поистине подавляющее действие твое вечное недовольство твои вечные жалобы на то что неизбежно твой мрачный вид твои странные суждения высказываемые тобою точно изречения оракула; все это гнетет меня но нимало не убеждает. Твои бесконечные споры твои вечные жалобы на глупость мира и на ничтожество человека мешают мне спать по ночам и давят меня точно кошмар».

Два года напряженного труда было отдано подготовке к университету занятиям с лучшими ваймарскими преподавателями — образование наконец приобрело систематичность и завершенность. В двадцать один год Шопенгауэр поступил в славившийся тогда Геттингенский университет где вначале записался на медицинский факультет а затем перешел на философский. Здесь в Геттингене Шопенгауэр прожил с 1809 по 1811 год сторонясь шумного студенческого общества и усердно штудируя Платона и Канта. Он был нелюдим по натуре и круг его знакомых составляли всего несколько человек лишь один из которых добился впоследствии известности: американец Астор ставший мультимиллионером. Зато в доме матери Артур познакомился с Гете который весьма благосклонно отнесся к юноше. Тот ответил на это страстным обожанием и благоговением называя Гете величайшим человеком германского народа — вопреки своей традиционной иронии и скепсису.

В 1811 году в двадцать три года Шопенгауэр переселился из Ваймара в Берлин. Его привлекла слава Фихте гремевшая в то время. Но у молодого философа к этому моменту уже сложился вполне самостоятельный замысел капитального труда о Воле. Вблизи Фихте отнюдь не показался Шопенгауэру гением. Он прилежно ходил на лекции хотя находил в них склонность к софистике спорил с мэтром на коллоквиумах и все больше разочаровывался в нем. В конце концов Фихте был ядовито высмеян им и подвергнут презрению. Шопенгауэр замыслил масштабное философское полотно: его онтология должна была представить весь мир. Потому наряду с философией он штудировал естественные науки — физику химию астрономию геологию физиологию анатомию зоологию. Кроме того он изучал классические языки слушал лекции Шляйермахера по истории средневековой философии читал скандинавскую поэзию и наконец наслаждался произведениями Монтеня и Рабле созвучными его ироническому складу ума.

В 24 года университет г. Йена куда Шопенгауэр прислал свою диссертацию заочно провозгласил его доктором философии. Зимой Артур приехал к матери и здесь несходство их характеров привело к значительному охлаждению меж ними а затем — к разрыву. Мать по-прежнему держала сына на дистанции: «Я полагаю что ты найдешь для нас обоих полезным если взаимные отношения наши установятся так чтобы обоюдная наша независимость не подверглась ущербу и чтобы я в частности сохранила непринужденное мирное и независимое спокойствие которое вносит в мою жизнь отраду. Итак Артур устраивай свое существование так как будто бы меня здесь вовсе не было за исключением того что между часом и тремя ты ежедневно будешь приходить ко мне обедать. Вечера каждый из нас будет проводить как вздумается кроме двух часов в неделю когда у меня собирается общество: в эти вечера само собой разумеется ты будешь приходить проводить время с гостями и если захочешь оставайся хоть целый вечер и ужинай; в остальные дни недели ужинать и чай пить ты будешь у себя дома. Так оно будет лучше милый Артур для нас обоих: этим способом мы сохраним теперешние наши взаимные отношения… Ты окажешься единственным совсем молодым человеком в нашем обществе; но интерес находиться в одной среде с Гете вознаградит тебя нужно полагать за веселие которого ты быть может у меня не найдешь… ».

Угрюмый юноша в свою очередь очень скептически смотрел на материнский салон не без основания усматривая в нем способ выбрасывания на ветер унаследованных от отца денег а еще более скептически — на литературные опыты матери. Биографы Шопенгауэра описывают стычку матери и сына по этому поводу. В 1813 году Шопенгауэр издал за свой счет первый философский труд «О четверояком корне закона достаточного основания». Его восторженно оценили некоторые профессора но продать не удалось — в той военно-политической ситуации которая сложилась тогда в Германии тема книги показалась публике не самой актуальной. Шопенгауэр понес значительные убытки но тем трепетнее относился к своему первому детищу. Когда он преподнес один экземпляр книги своей матери та прочитав заглавие имела неосторожность пошутить: «О да тут что-то про корешки! Видать фармацевтическая книга! » Выведенный из себя насмешкой Артур заявил что его сочинения будут изучать и тогда когда о беллетристических опытах Анны Шопенгауэр мир давно позабудет.

Эта оценка соответствовала общему представлению Шопенгауэра о женщинах. С тех пор как он неудачно ухаживал за известной актрисой Ягеман на которой был готов жениться отношения со слабым полом у него принципиально не складывались. Как всякий философ он легко нашел этому теоретическое обоснование. Женщина по его мнению обладает умственной близорукостью. Она способна различать только близкие предметы и цели но заглянуть в будущее и в прошлое неспособна.

Страницы: 1 2 3