Манчестерская мумия

Рефераты по истории » Манчестерская мумия


План
Введение
1 Предыстория
1.1 Страх преждевременных похорон
1.2 Завещание

2 Бальзамирование
3 Экспонат
4 Клад и призрак
Список литературы

Введение

Ха́нна Бе́зуик из Бёрчин-Ба́уэра (англ. Hannah Beswick of Birchin Bower; 1688, Холлинвуд, Олдем, Большой Манчестер, Великобритания — февраль 1758, Манчестер, Великобритания) — богатая англичанка, испытывавшая патологический страх погребения заживо[1]. После смерти Ханны Безуик её тело было забальзамировано и более ста лет сохранялось без погребения «для периодической проверки на наличие признаков жизни»[2].

Метод бальзамирования, использовавшийся при обработке тела Ханны Безуик, неизвестен, но можно предположить, что главной его составляющей была замена крови смесью скипидара и киновари (сульфида ртути). Через некоторое время тело было помещено в старинный застеклённый часовой шкаф в доме семейного врача Ханны Безуик доктора Чарльза Уайта. Необычное завещание Безуик принесло ей своего рода посмертную славу, и Уайт счёл возможным выставить мумию на обозрение своим гостям.

Позднее, по завещанию самого Уайта, мумифицированное тело Безуик перешло в собственность его коллеги доктора Олльера (англ. Ollier). Олльер завещал мумию музею Манчестерского общества естествознания, где она была выставлена в качестве экспоната и приобрела прозвище Манче́стерская му́мия, или Му́мия из Бёрчин-Ба́уэра[3]. По прошествии тридцати девяти лет музейное собрание было передано Манчестерскому университету — после чего, решением руководства университета и с согласия манчестерского епископа, мумия была, наконец, предана земле. Церемония погребения состоялась на манчестерском кладбище Харперхей 22 июля 1868 года — через сто десять с лишним лет после смерти Ханны Безуик. Могила Безуик осталась безымянной.

1. Предыстория

1.1. Страх преждевременных похорон

Дополнительные сведения: Погребение заживо

Антуан-Жозеф Вирц. Преждевременное погребение (фр. L’Inhumation prйcipitйe), 1854.

Середина XVIII века ознаменовалась небывалым распространением тафофобии (от др.-греч. τάφος — гроб, могила и φόβος — страх) — патологического страха погребения заживо[4], — сопровождавшимся ожесточённой медицинской полемикой о «достоверности» тех или иных признаков наступления смерти[~ 1]. Предлагались разнообразные способы выявления случаев мнимой смерти непосредственно перед погребением: от заливания уксуса с перцем в рот покойнику до прикладывания раскалённой докрасна кочерги к ступням (и даже введения её в прямую кишку) умершего[5]. В 1895 году врач Дж. К. Аузли (англ. J. C. Ouseley) писал, что в то время в Англии и Уэльсе «ежегодно происходило до 2700 погребений заживо». По другим оценкам, однако, ежегодное число преждевременных погребений составляло «не более восьмисот»[6].

1.2. Завещание

Ханна Безуик, родившаяся в 1688 году, унаследовала от своего отца, Джона Безуика из Фэйлзуорта, крупное состояние[7]. За несколько лет до смерти Ханны один из её братьев, также по имени Джон, выказал признаки жизни на собственных похоронах: кто-то заметил, что в тот момент, когда над Джоном собирались опустить крышку гроба, веки покойника вздрогнули. Осмотрев тело, доктор Чарльз Уайт подтвердил, что Джон всё ещё жив. Через несколько дней мнимоумерший окончательно пришёл в себя и впоследствии прожил ещё много лет[8]. Происшествие произвело на Безуик огромное впечатление, вселив в неё паническую боязнь стать жертвой преждевременных похорон.

По утверждению Джесси Добсон (англ. Jessie Dobson; 1906—1984), регистратора музея Английского королевского хирургического колледжа, рассказы очевидцев о событиях, последовавших за смертью Ханны Безуик в 1758 году, полны «неточностей и противоречий». Согласно большинству свидетельств, Безуик завещала Уайту — одному из пионеров акушерства в Великобритании, основателю Манчестерской королевской лечебницы[3] — 25 000 фунтов стерлингов (сумму, в 2010 году примерно эквивалентную 3 миллионам фунтов стерлингов[~ 2]) при условии, что тот будет хранить её тело без погребения, периодически проверяя его на наличие признаков жизни[2]. Однако в завещании Безуик, подписанном 25 июля 1757 года (меньше чем за год до её смерти), указано лишь, что Уайту причитается всего 100 фунтов стерлингов — примерный эквивалент 11 000 фунтов стерлингов в 2010 году[~ 2] — и что ещё 400 фунтов стерлингов (около 45 000 фунтов стерлингов по курсу 2010 года)[~ 2] ассигнуется на похоронные расходы. По другим свидетельствам, Уайт был душеприказчиком Безуик и сам получал по завещанию упомянутые 400 фунтов стерлингов, остатком от которых — после оплаты всех похоронных расходов — волен был распорядиться по своему усмотрению. Таким образом, бальзамирование Безуик позволяло Уайту получить все 400 фунтов стерлингов, отпущенные ею на собственные похороны. Предполагалось также, что Уайт задолжал Безуик значительную сумму, которую обязан был возместить, оплачивая её похоронные расходы — и забальзамировал свою пациентку, чтобы избежать выплаты долга. Тем не менее, в завещании Безуик её душеприказчицами названы Мэри Грэм (англ. Mary Graeme) и Эстер Робинсон (англ. Esther Robinson), а не Уайт[7]. По некоторым сведениям, в завещании было также оговорено, что тело Ханны Безуик должно привозиться в Бёрчин-Бауэр каждые 21 год (условие выполнялось до 1837 года)[9]. Известно, что подробности завещания Безуик дискутировались в 1866 году — через сто с лишним лет после её смерти[10].

2. Бальзамирование

Чарльз Уайт (1728—1813) — бальзамировщик тела Ханны Безуик. Гравюра У. Уорда (англ. W. Ward; 1809) по портрету работы Дж. Аллена (англ. J. Allen).

В завещании 1757 года нет никакого упоминания о желании Ханны Безуик быть забальзамированной. Выдвигалась версия о том, что Безуик просила Уайта не предавать её тело земле лишь до тех пор, пока не станет несомненно ясно, что она мертва, — однако Уайт оказался не в силах побороть соблазн и добавил к свому собранию «влажных и сухих» экспонатов настоящую мумию[10]. Пристрастившийся к анатомии в период учёбы в Лондоне, Уайт регулярно пополнял домашнюю коллекцию анатомических «курьёзов» — на момент его смерти включавшую, наряду с мумией Ханны Безуик, скелет Томаса Хиггинса (англ. Thomas Higgins), натсфордского разбойника и овцекрада, повешенного за квартирную кражу со взломом[11].

Описание метода бальзамирования, использовавшегося Уайтом, не сохранилось. Известно, однако, что в 1748 году Уайт был слушателем частного анатомического курса Уильяма Хантера — создателя одной из первых систем артериального бальзамирования, ставшей прототипом бальзамировочных технологий нового времени (в частности, эффективного метода сохранения органической материи, разработанного выдающимся итальянским бальзамировщиком первой половины XX века Альфредо Салафией). Можно предположить, что Уайт воспользовался процедурой, позаимствованной им у своего наставника[12]. В соответствии с методом Хантера, в артерии и вены тела вводилась смесь скипидара и киновари, после чего — для очищения и уменьшения объёма препарата — внутренние органы извлекались из грудной и брюшной полостей и помещались в воду. Далее из трупа выкачивалась, посредством механического давления, по возможности, вся кровь; тело тщательно промывалось спиртом; органы, изъятые из груди и брюшины, возвращались на место; следовала ещё одна инъекция скипидара и киновари. Наконец, все полости и отверстия тела заполнялись смесью камфоры, селитры и камеди, тело зашивалось и после заключительного обмывания — а также, вероятно, обмазывания дёгтем, препятствующим чрезмерному обезвоживанию[12] — помещалось в ящик, заполненный гипсом для поглощения избыточной влаги[13].

3. Экспонат

Мумифицированное тело Ханны Безуик первоначально находилось в Энкоутс-Холле (англ. Ancoats Hall) — доме одного из членов семейства Безуиков, но вскоре было перевезено в дом доктора Уайта в Сэйле, где хранилось в старинном застеклённом часовом шкафу. В числе посетителей Уайта, пожелавших увидеть мумию Безуик в его доме, был знаменитый поэт Томас де Квинси[14]. После смерти Уайта в 1813 году мумия перешла в собственность его коллеги доктора Олльера; после смерти Олльера в 1828 году была завещана музею Манчестерского общества естествознания[15]. Тело Безуик экспонировалось в вестибюле музея[16] рядом с древнеперуанской и древнеегипетской мумиями. Потомкам Безуик позволялось бесплатно навещать мумию в любое время[17]. Посетитель, увидевший мумию Безуик в 1844 году, отозвался о ней как об «одном из замечательнейших предметов в музее» (англ. one of the most remarkable objects in the museum)[18]. По выражению писательницы Эдит Ситуэлл, «холодная тёмная тень её мумии нависла над Манчестером в середине восемнадцатого столетия» (англ. cold dark shadow of her mummy hung over Manchester in the middle of the eighteenth century)[19].

До настоящего времени не дошло ни одного прижизненного или посмертного портрета Ханны Безуик. Одно из немногих известных словесных описаний мумии принадлежит манчестерскому историку Филипу Вентуорту (англ. Philip Wentworth):

Вскоре после передачи музейного собрания в дар Манчестерскому университету в 1867 году было решено, что, поскольку Безуик была «безвозвратно и несомненно мертва» (англ. irrevocably and unmistakably dead), настало время предать её тело земле[21]. С 1837 года, однако, британским законодательством воспрещались чьи бы то ни было похороны без предварительного официального заверения факта смерти судебно-медицинским экспертом. Поскольку Безуик умерла за полвека до принятия соответствующего закона, руководству университета пришлось исходатайствовать специальный указ о её погребении у министра правительства[22]. С согласия манчестерского епископа, Ханна Безуик была похоронена в безымянной могиле на кладбище Харперхей на северо-восточной окраине Манчестера 22 июля 1868 года[23].

4. Клад и[&][#]160[;]призрак

В 1745 году, при вторжении в Манчестер Красавчика принца Чарли во главе армии повстанцев-якобитов, Безуик, беспокоясь о судьбе своих денег, решила спрятать их в укромном месте. Незадолго до смерти она пообещала родственникам показать, где именно зарыла клад, но умерла, не успев исполнить обещание. После смерти Безуик её особняк Бёрчин-Бауэр был перестроен в многоквартирный доходный дом для рабочих. Некоторые из живших в Бёрчин-Бауэре утверждали, что видели фигуру в чёрном шёлковом платье и белом кружевном чепце, по описанию походившую на Ханну Безуик. Неслышно проплыв из конца в конец гостиной, призрак всегда исчезал у одной и той же каменной плиты. Сообщалось, что впоследствии один из обитателей Бёрчин-Бауэра — некий ткач, рывший в этом месте яму под опору для нового ткацкого станка — обнаружил сокровище Безуик под каменной плитой, облюбованной призраком. За каждую найденную золотую монету манчестерская золототорговая фирма «Олифэнтс» (англ. Oliphant’s) заплатила ткачу по 3 фунта 10 шиллингов (эквивалент почти 460 фунтов стерлингов по курсу 2010 года[~ 2])[24].

Позднее бывший особняк Ханны Безуик был снесён при строительстве корпусов электротехнической фабрики «Ferranti», но сообщения об увиденном на этом месте призраке продолжались даже после исчезновения Бёрчин-Бауэра[9][25][26][27].

Список литературы:

Комментарии

Ср. в тематической статье российского культуролога К. А. Богданова: «Объяснение коллективным страхам вокруг тем мнимой смерти ищется, как правило, в истории медицины и, конкретнее, в усложнении медицинских критериев в определении смерти: до́лжно ли считать такими критериями прекращение дыхания, остановку сердца и пульса, окоченение конечностей или первые признаки разложения. <…> Работы Уинслоу („Morte incertae signae“, 1740) и особенно Брюйера („Dissertation sur l’incertitude des signes de la mort“, 1742) положили начало полемике, теоретически актуальной, хотя и в ином контексте, вплоть до сегодняшнего дня. Суть её сводится к основному вопросу: насколько очевиден, а главное, достаточен критерий, позволяющий судить о наступившей смерти организма, и каковы возможности человеческого организма преодолеть то, что мы привычно называем смертью?»[1]

Коэффициент инфляции — по данным Measuring Worth: UK CPI.

Источник: ru./wiki/Манчестерская_мумия