Русское зодчество

Рефераты по архитектуре » Русское зодчество Скачать

Содержание


Введение 2

1. Музей-заповедник «Кижи» 3

2. Обонежье 13

Литература 21

Введение


Что же такое зодчество? Энциклопедия «Кирилла и Мефодия» отправляет нас от слова «зодчество» к слову «архитектура».

Итак архитектура - (лат. architectura от греч. architekthon строитель) (зодчество) искусство проектировать и строить здания и др. сооружения (также их комплексы) создающие материально организованную среду необходимую людям для их жизни и деятельности в соответствии с назначением современными техническими возможностями и эстетическими воззрениями общества. Как вид искусства архитектура входит в сферу духовной культуры эстетически формирует окружение человека выражает общественные идеи в художественных образах. Историческое развитие общества определяет функции и типы сооружений (здания с организованным внутренним пространством сооружения формирующие открытые пространства ансамбли сооружений) технические конструктивные системы художественный строй архитектурных сооружений. Архитектурная организация пространства населенных пунктов создание городов и поселков регулирование систем расселения выделились в особую область градостроительство. В архитектуре взаимосвязаны функциональные технические эстетические начала (польза прочность красота). Назначение функции архитектурного сооружения определяют его план и объемно-пространственную структуру строительная техника возможность экономическую целесообразность и конкретные средства его создания. Образно-эстетическое начало архитектуры связано с ее социальной функцией и проявляется в формировании объемно-пространственной и конструктивной структуры сооружения. Выразительные средства архитектуры композиция тектоника масштаб пропорции ритм пластика объемов фактура и цвет материалов синтез искусств и др. Во 2-й пол. 19-20 вв. социальные и научно-технические сдвиги вызвали появление новых функций конструктивных систем художественных средств архитектуры индустриальных методов строительства.

В наши дни мы живем в окружении зданий «из стекла и бетона» которые возводятся с помощью современной техники и из современных материалов. И в больших городах нашего времени не так уж и легко заблудится так как все дома похожи друг на друга как близнецы. Но современная архитектура развивается на основе знаний полученных и накопленных веками.

Не маловажный вклад в ее развитие внесли и первые русские «архитекторы» – зодчие. Они даже не знали что такое металлический гвоздь но тем не менее возводили такие здания которые навсегда останутся памятниками архитектуры и которыми мы восхищаемся и поныне.

1. Музей-заповедник "Кижи"


Поначалу этот музей возник на небольшом безлесном и почти пустынном острове Кижи на Онежском озере. А когда-то здесь было обширное поселение именуемое в новгородских писцовых книгах "Спасский Кижский погост". Кижский - от названия острова а Спасский - от названия церкви на погосте острова.

Само слово "погост" говорит о значительности поселения. Так в старину называли не только довольно крупную административно-территориальную единицу состоявшую из нескольких волостей со множеством сел деревень выставок и починков но и ее главное поселение служившее административным центром.

Здесь жили представители светской и церковной власти стоял стрелецкий гарнизон; здесь происходили народные сходы ярмарки церковные и другие празднества. Сотни крестьян из окрестных волостей съезжались сюда на лодках и заполняли губную избу толпились в трапезных церквей и под крыльцом шумели в лавках и питейных заведениях до отказа наполняли "дворы на приезд". Здесь были приказы и суды лавки и ремесленные мастерские амбары и склады церкви и школы-одним словом на погосте сосредоточивалась вся духовная культурная экономическая и политическая жизнь округа.

В писцовой книге московского дьяка Андрея Плещеева о заонежских погостах 1582-1583 гг. сказано: "Погост Спасский в Кижах на Онеге озере. А на погосте церковь Преображенье Спасово а другая церковь Покров Святии Богородицы"". Какие они были-нам неизвестно. Уже значительно позднее в переписи 1616 г. упоминается что "верх у Спаса Преображенского шатровый" а относительно Покровской церкви говорится лишь что она была "теплой".

Преображенская церковь но уже не шатровая а многоглавая была возведена здесь в 1714 году в самый разгар Северной войны когда Россия прочно утверждалась на берегах Балтики и становилась мощной морской державой когда пали крепости Гельсингфорс Або и Ваза и по всей России гремели салюты в честь победы русского флота при Гангуте когда уже предопределился благоприятный исход Северной войны.

Вот в этой-то атмосфере возник величественный образ двадцатидвухглавой Преображенской церкви звучащий как торжественный гимн героическому русскому народу в честь его исторической победы.

Неслучайно старинное предание прямо связывает строительство Преображенской церкви с личностью Петра 1: "Петр Первый путешествуя из Повенца Онежским озером остановился у Рижского острова заметил множество срубленного леса и узнав о постройке собственноручно начертил план. Так ли это было нет ли-трудно сказать. Но в каждом предании есть доля исторической правды. В представлении народа сам факт сооружения Преображенской церкви и ее идейно-художественный образ связывались почти ассоциировались с личностью Великого Петра с новой эпохой в истории Русского государства.

Праздничная жизнерадостная нарядность эпическая мощь и былинная приверженность земной красоте-таков образный строй памятника.
Несмотря на кажущуюся сложность композиции церкви ее план и объемно-пространственная схема предельно просты и лаконичны. В их основе лежит традиционная схема восьмерика с четырьмя прирубами. Она имеет такие же глубокие корни в русском деревянном зодчестве как и многоглавие.

В архитектуре Преображенской церкви эстетика и практическая целесообразность проступают едва ли не в каждой детали. В ярусах глав и бочек образующих стройную декоративно-конструктивную систему; в живописной скульптурной пластике открытого бревенчатого сруба; в большой выразительности косящатых оконных и дверных проемов; в правдивой красоте и убедительной силе мощных кронштейнов несущих крыльцо; в упругой построенной на тонких контрастах резьбе столбов поддерживающих кровлю крыльца и в характерной мастерски прорисованной форме водосливов на кровле.

Анализ работы основных несущих конструкций церкви с оконными и дверными проемами и системой жестких пространственных связей внутри здания открывает перед нами все новые и новые достижения строительной мудрости накопленной веками и основанной на предельном знании всех возможностей дерева как строительного материала.

При реставрации Преображенской церкви для покрытия ее глав и бочек было изготовлено тридцать тысяч осиновых лемешин. Большая их часть дополнительно подтесывалась при укладке ибо деревянные кровли куполов делаются из лемеха имеющего в основном только один какой-либо размер. Для нижней части купола расширяющейся кверху лемешины подтесываются по кромкам снизу; для средней части они остаются такими какими были заготовлены а в верхней сужающейся части купола они снова подтесываются по краям но уже сверху. Поэтому в сужающейся части главы стыки вышележащих лемешин не совпадают с осями нижележащих и располагаются довольно свободно но разумеется так что эти стыки перекрываются верхними лемеши-нами.

Рядом с Преображенской церковью как обычно на северных погостах стоит зимняя теплая Покровская церковь. Она более утилитарна менее величава в сравнении с летней. Построенная на полвека позже Преображенской церкви она несет в своей архитектуре первые черты стилистического изменения народного деревянного зодчества. Все ее помещения-сени трапезная четверик и алтарь-имеют одинаковую ширину и в плане образуют вытянутый прямоугольник с двумя срезанными углами. Уже сам по себе план выявляет канонизацию всех частей церковного здания и подчинение их задачам культа.

В храме традиционного типа к которому относится Покровская церковь помещение трапезной было самым большим и превышало по площади собственно церковь в два-три раза а иногда и больше. Если в XV-XVI веках трапезные встречались в церквах как исключение то с начала XVII века когда по всей России оживилась земская деятельность и окрепло местное самоуправление они становятся почти обязательной составной частью зимних церквей. А сами трапезные превращаются в своеобразные центры мирской жизни многих погостов.

По своему назначению трапезная при северных церквах была гражданским помещением и служила главным образом для нужд населения погоста. Была местом мирской сходки-суёма на котором жители погоста и входящих в его состав сел и деревень решали свои насущные житейские дела. Здесь происходили судебные разбирательства оглашались царские и воеводские указы принимали подати заключали торговые сделки выбирали должностных лиц и т. п. Здесь же у крыльца церкви публично наказывали провинившихся. Не было дня чтобы здесь не толпился любопытствующий народ.

Против мирского использования трапезных боролась официальная церковь. Но вековые традиции народного зодчества продолжали жить. Так произошло и с трапезной Покровской церкви: она сохранилась но размеры ее уже невелики потому что ко времени постройки церкви изменилась основная функция в которой уже не осталось места для трапезной как общественного центра всего погоста.

И все же Покровская церковь-один из лучших памятников народного деревянного зодчества Русского Севера.

Были нужны безупречный вкус и творческая дерзость чтобы заменить традиционный шатер "букетом" из девяти глав чтобы так удачно найти верное решение трудной задачи: что же поставить рядом с фантастическим многоглавием Преображения? Соперничать ли с ним или стремиться его превзойти? Подражать ли ему? Идти по пути резких контрастов или единозвучия форм? Эта задача была решена строителями. Покровская церковь прочно вошла в архитектурный ансамбль погоста хотя образный лад ее звучания совсем иной в сравнении с Преображенской.

Многоглавие этого памятника уникально. Его купола отличаются особой выразительностью утонченными пропорциями тонкими изысканными профилями всех контуров в то же время они достаточно скромны чтобы не затенять величие церкви Преображения.

Архитектурный ансамбль Рижского погоста был бы неполным без шатровой колокольни стоящей отдельно между Преображенской и Покровской церквами.

Это самое позднее сооружение ансамбля возведенное в 1874 году когда пора расцвета народного деревянного зодчества уже миновала. Новая колокольня была поставлена на месте старой шатровой колокольни и в какой-то мере создавалась по ее подобию. Архитектура нынешней колокольни далека от традиций народного зодчества. Но постройка ценна тем что хотя бы приближенно воспроизводит формы старой шатровой колокольни и восполняет традиционную часть ансамбля типичную для архитектуры северных погостов.

Обе кижские церкви колокольня и кладбище были окружены бревенчатой оградой. Но до наших дней она не дошла; сохранился только каменный фундамент на котором уже в значительно более позднее время выросла новая ограда сложенная из валунов. А ныне существующая сделана в середине пятидесятых годов при реставрации всех памятников архитектуры Рижского погоста.

Ее прообразом послужила весьма древняя ограда чудом уцелевшая в одном из отдаленных уголков Онежского края-на Водлозерском Ильинском погосте. Возрожденная в Кижах она не только способствует лучшему сохранению всего Рижского ансамбля но и восполняет его неотъемлемую часть опоясывая обе церкви и колокольню бревенчатым срубом и объединяя их в целостную архитектурно-пространственную композицию. И может быть самое удивительное в этой композиции то что она создавалась разновременно не по воле одного зодчего а на протяжении более чем ста пятидесяти лет!

Три часовни и маленькая Лазаревская церковь тоже ставшие экспонатами музея построены намного раньше гражданских зданий собранных в Кижах.


Лазаревская церковь перевезена сюда из Муромского монастыря построенного новгородцами на юго-восточном берегу Онежского озера в самом конце XIV столетия. Памятник столь мал что его можно назвать архитектурной миниатюрой.

В 1867 году при перестройке Муромского монастыря Лазаревская церковь была заключена внутрь нового большого храма утратив при этом свой западный придел. В Рижском музее-заповеднике памятник полностью воссоздан.


К приемам свойственным раннему деревянному зодчеству можно отнести например способ рубки углов в простую "чашу" без "потайного зуба" и без поперечного выступа препятствующего продольному сдвигу бревен в стенах при котором продольный паз выбирается не в верхнем а в нижнем бревне; отсутствие потолков в алтаре; свободно непринужденно нарисованные очертания угловых столиков и т. д.

Если конструктивные приемы примененные при строительстве Лазаревской церкви кажутся несколько примитивными то этого никак нельзя сказать о ее художественной выразительности. Зодчий в полной мере владел искусством создавать красивое простыми средствами.

Пропорции размещение проемов и сама поверхность рубленых стен сделали эту небольшую постройку монументальной а выразительные концы кровельного теса и лемеха наделили изяществом.

Для северных деревень характерна и другая разновидность культовых зданий-часовни. В отличие от церквей в них нет алтаря да и размеры обычно невелики.


Впрочем некоторые памятники являли собой довольно крупные сооружения. Пример тому-часовня из деревни Кавгора. Ее стройная шатровая звонница устремленная ввысь безраздельно господствовала во всей архитектурно-пространственной среде поселения и служила его композиционным центром. Как и многие другие часовни бывшего Олонецкого края она датируется XVII- XVIII веками отражающими два этапа ее строительства и две стадии формирования ее архитектурного образа.

Часовни из деревень Лелик-озеро и Вигово перевезенные в Кижи и те что сохранились вблизи музея на своих исконных местах-в деревнях Корба Воробьи Подъельники Волкостров Васильеве Усть-Яндома однотипны. И тем не менее они совершенно непохожие и каждая интересна по-своему. Своеобразие их облика отвечало неповторимости окружения природного архитектурного. Так в деревне состоящей всего из двух-трех домов часовня была поставлена чуть поодаль от жилья на совершенно открытом и голом месте. Например в деревне Васильеве на самом Кижском острове.

В другой деревеньке часовня стоит совсем рядом с густой и темной еловой рощей и так что ее стройный шатер издали не отличить от елки. Так "вросла" в пейзаж часовня в деревне Корба до которой километра четыре от Кижей. Столь же неповторимо срослись с родной землей часовни в деревне Воробьи на Большом Клименецком острове и в Усть-Яндоме.

При всей однотипности кижских часовен диапазон их архитектурно-композиционных различий широк. В одной из них западный придел подобен небольшому тамбуру как в Подъельниках в другой напротив он развит до масштаба трапезной намного превышающей площадь самой часовни как сделано в Васильеве. В этой часовне колокольня имеет второстепенный характер а в Кавгоре или в Усть-Яндоме она перерастает в основную архитектурную форму здания подчиняя себе всю его композицию и определяя его художественный образ.

В одной часовне потолок простой гладкий тесовый а в другой- пирамидальный подобный "небу" Преображенской церкви.

Не менее отчетливо выступают различия и во многих других частях и деталях наружных и внутренних. Именно они и придают каждой из часовен особую ценность.

Неподалеку от Кижей километрах в пяти от острова в деревне Еглово до недавнего времени стояла но разрушилась небольшая часовенка. Она во многом напоминала часовню из деревни Вигово поставленную на высоком каменистом кряже в северной части музея-острова.

Схожа структура построения этих двух памятников. Все их помещения объединены общей двухскатной крышей и имеют одинаковую ширину; все они поставлены на подклет хотя и невысокий но тем не менее делающий каждую из двух часовен сооружением значительным. Одинаково расположены и крыльца: асимметрично относительно продольной оси с южной стороны сеней. Разница лишь в том что ступени входа в Виговскую часовню расположены не как в Еглове-прямо по фронту крыльца с южной стороны а сбоку с восточной стороны.

Первоначально часовня в Еглове представляла собой простенькую невысокую постройку "клецкого" типа с кровлей по потокам и курицам. Но позже очевидно в конце XVIII или в начале XIX века к ней была пристроена шатровая колокольня с сенями и крыльцом причем ширина и высота новых сеней оставались такими же как у часовни и обе они вместе-старая и новая части-получили общую двухскатную кровлю. В результате этой перестройки вся часовня в целом получила новую композицию ядром и центром которой стал шатер.

Графическая реконструкция часовни в Еглове выполнена с ориентацией на ее оптимальный облик исторически сложившийся в традиционных формах народного зодчества то есть на тот более поздний облик памятника который он приобрел в результате обогащения его композиции шатровой звонницей. При этом восстановлены и относительно поздние элементы памятника которые мы классифицируем как нейтральные. Самым сложным вопросом был вопрос о кровле.

Дело в том что подкровельная конструкция этой часовни сохранившаяся в подлинном виде несет в себе как бы два разных источника информации о типе кровли.

Страницы: 1 2 3