Журналистское расследование: поиски жанра

Рефераты по издательскому делу и полиграфии » Журналистское расследование: поиски жанра Скачать

Александр Станько

Знакомство с журналистскими расследованиями в средствах массовой информации оставляет горький осадок. При их характеристике в научной литературе встречаются такие определения как "преследовательская журналистика" "черный пиар" и пр. (1 235).

Журналистские расследования отражают современную действительность на срезе острейших политических экономических и нравственных потрясений обусловленных интенсивным становлением рыночных отношений радикальной демократизацией всех сторон нашей жизни. Как правило все они посвящены поискам решения актуальных проблем: преступность коррупция наркомания экология и др. При всем разнообразии тематики их объединяет наличие "кричащих" фактов аналитический взгляд на происходящее открытость авторской позиции. По мере развития цивилизованных форм демократии улучшения экономического и нравственного состояния общества стабилизации мирной жизни россиян проблематика журналистских расследований войдет в иное русло исчезнут с авансцены политическое киллерство и "грязные технологии" пиара.

Вместе с тем нынешнее состояние жанра позволяет выявить некоторые позитивные тенденции его дальнейшего существования. Для этого целесообразно обратиться к анализу текстов их жанрово-стилистического своеобразия.

Разработка темы и литературная отделка журналистского расследования предполагают учет по меньшей мере двух существенных моментов. Во-первых публицист показывает весь путь и механизм проведенного им расследования а не только результаты тем самым вовлекая читателя в исследовательский процесс добиваясь его заинтересованного соучастия. Репортер выражает свое отношение к конфликту с помощью изобразительно-выразительных средств и литературных приемов эмоционально воздействует на читателя слушателя зрителя.

Читатель должен увидеть весь объем проделанной журналистом работы оценить полноту и достоверность собранного им фактического материала весомость аргументации справедливость заключений и на этой основе выработать собственную позицию которая если репортер успешно решил поставленные задачи совпадает с выводами автора. Благодаря наглядности проведенного журналистом расследования прозрачности механизма деятельности автора очевидными становятся как сильные так и слабые стороны публикации выявляется ее эффективность.

Во-вторых продумывая композицию журналистского расследования автор стремится к нарастанию напряженности действия. Описывая и группируя факты он последовательно раскрывает новые аспекты темы и связывает их в единый сюжетный узел максимально заинтересовывая читателя в его развязке. Таким образом журналистское расследование обретает некоторые сюжетные особенности детективного жанра. Однако если в детективе центральной фигурой является личность следователя его привычки манера поведения (например Мегре Коломбо Фандорин) то в данном случае автор сосредотачивает внимание на полноте и достоверности расследования негативного явления чтобы привлечь к нему общественное внимание и добиться объективной правовой оценки.

Газета "Совершенно секретно" (1999 №10) опубликовала криминальную историю В. Лебедева "Убийство в селе Боево" с подзаголовком: "Наш корреспондент через два года после трагедии сумел раскрыть страшное преступление". По сложившейся традиции заголовок расследования дан броско плакатно. Присутствует коллаж: панорама села фотография убитого юноши в матросской форме и отдельно - его одежда в момент трагедии.

Традиция в подаче журналистских расследований преследует определенную цель: подчеркнуть сенсационный характер публикации. Такого рода "гвоздевой" материал часто начинается на первой полосе и продолжается внутри номера. Коллаж является его визитной карточкой. В данном случае коллаж открывает окно в реальную ситуацию. Читатель видит обычное мирное село с деревянными строениями и окружающими их деревьями. Диссонансом на этом фоне выглядит одежда убитого присутствие которой поясняется следующими словами: "Окровавленную одежду сына мать до сих пор хранит дома. Следствию она не понадобилась". Такое оформление материала привлекает внимание читателя порождает вопросы ответы на которые он ищет в тексте.

Экспозиция расследования В. Лебедева изображающая положение действующих лиц и обстановку до начала событий заслуживает цитирования по ряду причин. Прежде всего она рисует необычные и странные обстоятельства при которых завязывается конфликт. Создается налет загадочности таинственности составляющий непременное условие детективного повествования:

"Этот междугородный телефонный звонок был одним из многих. В очередной раз оторвавшись от работы я снял трубку представился. Взволнованный баритон стал рассказывать мне путаную совершенно непонятную историю о чьей-то смерти о каких-то снах. Мне пришлось прервать незнакомца. История на статью явно не тянула а обнадеживать человека не хотелось. Но тот в трубке совсем казалось не огорчился напротив стал настойчивее:

- Я убежден что кто-нибудь из вашей газеты займется моим делом.

- Тогда звоните завтра утром…

- Я уверен что мне поможет человек с одним рукавом. Так снилось Зинаиде Григорьевне а ее сны сбываются.

- Это явно не про меня. Звоните завтра.

Править статью почему-то не хотелось. Прихватив чашку с кофе я направился к креслу по пути мельком взглянул в висевшее на стене зеркало - и чашка чуть не вылетела из рук! Из зеркала на меня смотрел человек с одним рукавом!…

Надо же. Перед странным звонком я правя материал машинально закатывал рукава своей джинсовой рубашки. И успел закатать только один рукав. Совпадение не больше но почему-то назавтра я примчался в редакцию первым. Звонок. Снимаю трубку. Тот же голос что и вчера узнав меня расстроился:

- Вам моя история неинтересна… Помогите найти человека у которого один рукав.

- Нашел. Это я".

Первые строчки произведения играют особую роль. От них во многом зависит будет ли читатель знакомиться с текстом дальше или нет. Начало расследования В. Лебедева заинтриговывает читателя.

Вторая причина заставляющая обратить внимание на процитированное вступление касается проблемы домысла и вымысла в публицистическом жанре. Журналистское расследование функционирующее в системе аналитических жанров строится на документальной основе анализе фактов реальной действительности оперативном решении актуальной проблемы. Всякого рода гиперболизация условность лирические отступления и прочие элементы художественности выходят за пределы этой системы. Их присутствие считается естественным в художественно-публицистических жанрах где есть место домыслу - догадке основанной на предположениях размышлениях и вымыслу - плоду авторского воображения фантазии.

М. Кольцов обращавшийся к жанру журналистского расследования писал: "Я старательно избегаю "присочинения бород" к людям которые может быть в жизни бреются присваивания народного говора людям которые может быть говорят по-книжному и т.д. Применяю это в самых редких исключительных случаях через силу нехотя. Поскольку же мне приходится все-таки пользоваться вымыслом я ввожу его в чистом виде кусками совершенно беллетристическими не отражающимися на фактическом материале" (2 426-427). При таком подходе стилистические приемы обработки материала диалоги и сценки сочиненные автором не ведут к искажению сущности изображаемого явления. Сказанное имеет непосредственное отношение к "Убийству в селе Боево" и выявляет одну из тенденций развития жанра журналистского расследования.

Завязка как начальный момент в развитии конфликта изложена лаконично и подготовлена экспозицией: "В Воронежскую область я выехал в тот же день. Предстояло выяснить обстоятельства гибели Жени Никонова. Задача непростая ведь прошло более двух лет. В момент гибели ему исполнился 21 год. Интуиция подсказывала что это дело гораздо серьезнее чем кажется на первый взгляд".

Система связанных между собой и последовательно развивающихся событий составляющая сюжетную ткань расследования открывается приездом журналиста в село Боево и завершается его отъездом из села. Обращает на себя внимание активная авторская позиция. Повествование ведется от первого лица используются такие методы сбора фактов как наблюдение интервьюирование работа с документами эксперимент.

"В общем самое обычное село. Обычное если не считать того с чем столкнулся я в первые минуты пребывания в нем. Четверо ребят десяти-одиннадцати лет проезжали мимо на подводе. Трое грызли молодые початки сырой кукурузы а четвертый погонял тощую лошаденку. Как вы думаете чем в Боево погоняют лошадь? Поводьями? Нет. И не прутиком и не отцовским хлыстом - вилами. Причем не черенком а зубьями. Бедная кляча перебирала ногами и кровь с ее крупа капала на боевскую землю.

- Как мне добраться до дома Никоновой Зинаиды Григорьевны? - остановил я женщину в резиновых сапогах и домашнем халате. Окинув меня безразличным взглядом с ног до головы и почти не шевеля губами она произнесла: "Иди вон той дорогой. Держись правой стороны той где бегают крысы… А потом выйди на чистую дорожку и будет дом".

Как и экспозиция сцена знакомства журналиста с местом происшествия выполнена в беллетристическом стиле и создает тревожный настрой придает повествованию некоторую мистическую окраску. Если на этом этапе фактический материал и "беллетристические куски" пользуясь терминологией М. Кольцова представлены в тексте самостоятельно то в дальнейшем реальность и сновидения перемежаются хотя документальная основа при этом не размывается и четко излагается автором. В журналистском расследовании В. Лебедева имеются три раздела с одинаковым названием

"Рассказ Зинаиды Григорьевны" - это ее сновидения которые представляют собой параллельное наряду с проводимым репортером расследованием развитие сюжета и усиливают эмоциональный фон обостряют конфликтную ситуацию.

Из первого рассказа Зинаиды Григорьевны явствует что ее сын приехал в отпуск из армии его ждала невеста была назначена свадьба. Юноша отправился на встречу с невестой и не вернулся. "Привезли его из морга в 16.00. Ровно 21 год назад я его родила в тот же день и в то же время" - завершает свой первый рассказ Зинаида Григорьевна из которого читатель узнает о ее вещем сне в том числе и о человеке с одним рукавом который поможет раскрыть преступление.

В. Лебедев посвящает читателя в свои сомнения относительно выбора пути расследования конфликта и в частности первого шага. Таковым становится его знакомство с материалами уголовного дела Евгения Никонова. Выписки из обвинительного заключения приведенные репортером свидетельствуют о дорожно-транспортном происшествии (ДТП) ставшем причиной гибели юноши. "Но что-то меня настораживало. Стал сравнивать показания свидетелей. Попытался вникнуть в выводы следствия" - пишет автор. И далее анализирует материалы уголовного дела находит противоречия упущения. "И закралось подозрение что следствие сознательно не обращало внимания на факты красноречиво свидетельствующие о том что было все что угодно только не авария. Я просмотрел видеокассеты с записью судебного заседания. И уверенность в том что имело место ДТП истаяла окончательно" - так журналист приводит читателя к конфликтной ситуации которая становится объектом дальнейшего расследования.

Эффективность деятельности журналиста-расследователя во многом зависит от четкости и основательности плана работы находчивости и изобретательности в его реализации. В свою очередь составленный репортером план структурирует материал обеспечивает логичность композиции последовательность раскрытия темы. Эту задачу В. Лебедев решает с помощью приема многократно использованного в расследовании.

Он пересказывает читателю свой сон в котором маленький человечек угостил его яблочным пирогом и густым какао а затем указал ему на листок бумаги на столе: "Т-там п-план - сказал дрожащим голосом маленький человечек.- Я кивнул и - проснулся". Собираясь в Боево репортер обнаружил листок бумаги с ранее составленным планом действий: "Под цифрой "I" значилось: "Одежда Жени Никонова". И я почувствовал привкус какао". Оказалось что одежда погибшего хранится родителями но суд ею не заинтересовался. Дальнейшие действия журналиста подтверждают ориентацию его расследования на правовую модель следствия:

"Дело в том что при аварии да еще такой серьезной повлекшей смерть человека на одежде сохранились бы счесы дыры и частицы асфальта а на одежде Никонова даже пуговички не оторвалось. Вся целехонькая и чистая. Только огромные заплесневевшие от времени пятна крови стекавшей из раны на голове. Пятна на одежде располагаются так как если бы человек сидел с пробитой головой а не лежал "головой вниз" как изящно выразилась судья (очевидно "лицом вниз" и "головой вниз" для нее одно и то же. Криминалистическая экспертиза одежды потерпевшего почему-то не проводилась.

Под цифрой "2" на моем листочке стояло: "Место ДТП". Я взял рулетку и несколько часов проползал с нею измеряя ширину обочины и ту часть дороги где якобы произошла авария. Сравнил свои данные со схемой ДТП представленной суду следователем Колодезянского отделения милиции Агушевым И.Е.: схема составлялась где угодно только не на месте аварии. Своими выводами я поделился с Зинаидой Григорьевной".

Второй рассказ Зинаиды Григорьевны а точнее ее сон подготавливает кульминацию расследования. Виновными в гибели юноши она объявляет колодезянских милиционеров которые приснились ей причем один с окровавленным топором в руках и называет их фамилии. Между тем В. Лебедев продолжает собственное расследование:

"Если не было дорожно-транспортного происшествия то что же тогда было? Я опять обратился к листочку из блокнота. Под цифрой "3" значилось: "Узнать о драке". Вот и попытался узнать была ли в ночь с 27 на 28 июля драка в селе Боево или в близлежащих населенных пунктах. Густо запахло яблочным пирогом…" Репортер получил документальное свидетельство о драке на дискотеке в поселке Дзержинском в День Военно-морского флота в ней участвовали и её усмиряли сотрудники Колодезянского отделения милиции заявившие журналисту что "они никуда не выезжали не получали никаких сообщений и что драки никакой никогда вообще не было". Эти высказывания журналист опровергает документальными материалами и показаниями свидетелей: "Не учли сотрудники милиции что под пунктом "4" у меня будет выведено "Клиники". Я обратился во все близлежащие больницы и санитарно-медицинские части и узнал какие больные поступали в медицинские учреждения 28 июля с 0 часов 30 минут до 10 часов 30 минут. Несколько человек обратились за медицинской помощью после драки… Равно как не учли что патрульно-постовая служба получила сообщение об этой грандиозной драке. Я благодарен местной ППС что многим постовым не нравятся методы работы колодезянцев и они готовы выступить на стороне закона".

После реализации четырех пунктов намеченного плана расследования репортер четко формулирует собственную версию происшествия: "Приехавшие на вызов милиционеры увидели своих же собственных сослуживцев. Разбираться кто прав кто виноват не стали. Били всех подряд. А после того как один из них стал махать топором молодежь разбежалась. На "поле боя" все было залито кровью. А двое ребят Евгений Никонов и Виктор Плякин лежали без сознания. Вот тогда очевидно чтобы скрыть свою причастность к их травмам местные органы правопорядка и решили срочно придумать ДТП. Женю Никонова признали потерпевшим а чудом выжившего Плякина сделали обвиняемым".

Третий рассказ Зинаиды Григорьевны может служить прообразом эпилога. Она повествует о бедах постигших всех кто лжесвидетельствовал на суде или участвовал в убийстве сына. Репортер подтверждает справедливость ее слов.

Развязка как результат развития событий дается в расследовании с соблюдением правовых и этических норм. Имена подозреваемых в преступлении не названы. Однако если вспомнить о сне Зинаиды Григорьевны то эти имена становятся секретом полишинеля.

"А убийцу я нашел. Пункт "5" в моем блокноте: "Милиция". Кстати в тот момент когда стало известно кто убил Женю Никонова я ел в нововоронежском уличном кафе яблочный пирог с какао. Но уже ничему не удивлялся. Я знаю человека который нанес смертельную травму Евгению Никонову (его фамилию не называю умышленно по той причине что в отличие от работников Колодезянского отделения милиции знаю законы а уж тем более закон о СМИ). Мною установлены фамилии сотрудников Колодезянского отделения милиции на чьих глазах это убийство совершилось - всего девять человек… Аудиокассеты - 8 шт. видеокассеты -3 шт. в том числе из зала суда одежду Евгения Никонова фотоматериалы вскрытые письма отправленные с 1997 года из разных источников по адресу семьи Никоновых и другие необходимые для следствия документы обещаю передать по первому требованию Управления по собственной безопасности ГУВД России".

Последняя заключительная сцена финал журналистского расследования В. Лебедева выдержана в одном стиле с экспозицией прологом. Автор в скором поезде возвращается домой: "Спустя три часа раздвинул шторки на окне купе. То что я увидел повергло меня в оцепенение. За окном станции к которой мы подъехали висела знакомая табличка: "Колодезная"". Оказалось что поезд сделал круг в связи с аварией на железной дороге. "А теперь мне стали сниться странные сны - в них я пытаюсь и никак не могу вырваться за пределы села Боево" - этими словами завершается текст.

Литературная форма изложения документального материала остросюжетность повествования ставят журналистское расследование В. Лебедева в ряд художественной публицистики. Таков один из путей развития жанра традиции которого заложили В. Короленко А. Свирский М. Кольцов.

На анализе статистических данных основывается журналистское расследование В. Коваленко "Как испарялась сталь" опубликованное в газете "Невинномысский рабочий" (1999 № 12-13.

Страницы: 1 2